Тем не менее, результаты говорят сами за себя— инженерные и противопожарные системы почему-то отказывают или работают неадекватно, становясь причинами разрушений и жертв. Почему? Участие в одной из дискуссий специалистов по вопросу водоснабжения высотных зданий, как оно реализовано в России сегодня, и «как должно быть на самом деле», побудило нас к написанию этой статьи. Восстановим в памяти один из таких «показательных» пожаров. Случившееся как нельзя лучше иллюстрирует ситуацию, в которой может оказаться любой из подобных домов. На первый взгляд это был рядовой пожар, но в результате он обернулся шестичасовым кошмаром, в результате которого выгорел целый этаж и погибли четыре человека. 18 ноября 2005 г. в доме №11 по второму Сетуньскому проезду (Москва) произошло возгорание одной из квартир на 25 этаже. Благодаря хранившимся там горючим материалам, огонь стремительно перерос в пламя неуправляемых размеров и через открытую дверь вслед за выбежавшими в коридор жильцами перекинулся на стены лестничной клетки, покрашенные обычной легковоспламеняющейся краской, которые в считанные секунды оказались объяты пламенем. Так, на двадцать пятом этаже оказались заблокированы девять человек. Пожарные приехали почти сразу, но ничего не смогли сделать: стандартные спасательные лестницы доставали только до седьмого этажа; из-за пожара «Мосэнерго» отключило подачу электричества в этот дом, из-за чего, естественно, остановились водопроводные насосы; включить резервный генератор энергии не получилось, почему — никто из пожарных до сих пор не знает. Единственный в Москве 90-метровый подъемник— «cкайлифт» — к дому удалось подогнать спустя почти четыре часа (ушло время на получение разрешений). Гигантскую лестницу вообще с трудом можно назвать маневренной, плюс ситуацию усугубили припаркованные машины жителей дома и пожарных. Когда «скайлифт» все же поднялся, выяснилось, что и он до 25-го этажа не достает. При помощи веревок пожарные поднялись по дымоизолированной лестнице на крышу и спасли оставшихся к тому моменту в живых пять человек. Две недели спустя журналисты «Новой газеты» попытались выяснить, какие шаги были предприняты для предотвращения впредь подобного пожара в этом самом доме, вот цитата из опубликованной по результатам расследования статьи (??): «…Комиссии, которые всегда собираются в таких случаях, усиленно имитируют работу над ошибками. Они проверяют здание каждый день. Ставят в журналы галочки, особо налегая на исправление нарушений в области пожарной безопасности. Но даже катастрофа неспособна вытравить халатность. Один пример: комиссии каждый день осматривают противопожарный водовод, который, по словам жителей, раньше не проверяли сто лет, и воды в нем в нужный момент, естественно, не оказалось. Теперь он работает исправно, но только на тех этажах, где ходит комиссия. А в других местах он не выдерживает давления, и вода из прорванных труб затопляет квартиры. Но, даже если бы он работал идеально, это никого бы не спасло. Новые пожарные рукава, которые положили на всех этажах, просто не подходят к водоводу по диаметру…». Обсуждение деталей этого трагичного происшествия не входит в компетенцию нашего журнала, но даже из этого краткого изложения видно, как высока ответственность, возложенная на инженерные системы и какова их истинная цена на практике. Оказывается, вероятность того, что в нужный момент все резервные источники не сработают, не так уж мала: дизельгенератор может не завестись, аварийный клапан — не включиться, «Мосэнерго» отключит электричество или оно отключится само, как это случилось 25 мая 2005 г. Если обратиться к опыту мирового строительства высотных зданий, а точнее к реализации инженерных коммуникаций, то мы столкнемся с отличной от традиционноиспользуемой в наших зданиях схемой водообеспечения. Признанные лидеры среди городов-небоскребов — Гонконг — первое место в мире, на 1 мая 2006 г. 7879 завершенных высотных зданий (для масштаба, урбанизированная территория города-государства Гонконг равна примерно 2/5 Москвы) и Нью-Йорк — второе место, 5979 высоток [2]. Раздача воды потребителям в них осуществляется не снизу вверх, а сверху вниз: на крышах зданий установлены накопительные баки. Вода в них поступает ступенчато— в зависимости от высоты здания в них предусмотрено помимо зонирования несколько технических этажей, на каждом из которых организован «перевалочный пункт» на пути транспортировки воды — мини-накопитель, откуда вода подается вверх очередным насосом (это всего лишь одно из предназначений технических этажей, также там предусмотрено множество систем, обеспечивающих инженерное функционирование зданий, плюс роль «эвакуационного пространства»). Раздача воды вниз, по потребителям, осуществляется непосредственно из верхнего бака естественным напором, при этом задействуется элементарное оборудование для контроля давления. Такая схема обеспечивает целый ряд преимуществ. Вопервых, это возможность использовать не очень мощные, более простые по конструктивному исполнению и, соответственно, более экономичные с точки зрения энергопотребления насосы. Вероятность, что все они разом выйдут из строя, ничтожно мала, а в случае аварийной ситуации при такой схеме система сможет какое-то время работать по инерции до устранения неполадки (заменить или починить один небольшой насос несомненно проще и дешевле, чем демонтировать громоздкое высоконапорное оборудование). Алгоритм функционирования таких насосов позволяет эксплуатировать их в самых оптимальных, т.е. энергосберегающих, режимах. Кроме того, в любое время дня и ночи из крана пользователя вытекает идеальная струя — насосные пульсации не влияют на напор, вода уже отстоялась и пузырьки из нее вышли, поскольку вода частично деаэрировалась в баках-накопителях. По большому счету, бак-накопитель выполняет функцию, аналогичную всем нам знакомой водонапорной башни, интегрированной в здание [3]. Эта технология была придумана еще в незапамятные времена, но до сих пор не потеряла своей актуальности. Их можно наблюдать повсеместно во всей северной Европе: Швеции, Германии, Бельгии, Финляндии и др. Водонапорные башни освобождают от необходимости использования излишне мощных насосов, да и вообще оптимизируют их работу, отключая, когда обеспечено необходимое количество воды. На фото, предоставленном одним из консультантов по теме сегодняшней статьи, видно, как выглядят баки-накопители в высотном строительстве Гонконга. На крыше дома (строгий параллелепипед на переднем плане) суммарно находится 37 т воды: 12 т— пресной питьевой, 10 т— технической (в Гонконге дефицит воды, и считается расточительством использовать для смыва унитазов питьевую воду, для этого применяют очищенную канализационную или соленую морскую) и еще 12 т специально предусмотрены на случай пожаротушения — это незыблемый запас, который находится там независимо от обстоятельств. Причем история «небоскребостроения» помнит время, когда все три эти емкости (пожарная, для смыва и питьевая) могли объединяться в одну пожарную трубу, но потом на основании статистики расходов по произошедшим пожарам, нормы были пересмотрены — считается, что пожарного запаса всегда хватает, однако и в современных зданиях все равно предусмотрена возможность соединения гидравлических развязок «на всякий случай» — высотные здания относятся к объектам повышенной опасности, где лишняя предосторожность, по мнению китайских инженеров, никогда не повредит. В России мы видим несколько иное отношение к строительству… Редакция «С.О.К.» столкнулась с целым рядов вопросов, прозвучавших из уст специалистов, многие из которых повисли в воздухе без ответа. Зачем задействовать оборудование на предельную мощность? Неужели сложные системы автоматики лучше простых решений пожаротушения, ведь это настолько увеличивает риски? Может быть это результат лоббирования интереса ряда фирм, ведь очевидно, что более мощное оборудование (речь идет не только о насосах, но и о целом комплексе систем, например, противопожарных) стоит дороже и продавать его выгоднее? Многие вопросы в сфере строительства высотных зданий стали «камнем раздора» среди специалистов отрасли. Нет даже единого мнения, какие здания можно отнести к категории высотных, а какие нет. МГСН [4] при определении высотного здания опираются на величину 75 м (это примерно 22–25 этажей), в Постановлении столичного правительства [5] упоминаются высотные здания количеством этажей свыше 40. По мнению первого заместите я мэра Москвы Владимира РЕСИНА, высказанного на одной из прессконференций, настоящие высотки — здания, начиная с 50 этажей, а в Российской академии строительных наук считают, что с сорока. Однозначного определения на этот счет нет и в международной практике. К примеру, крупнейший международный интернет-портал www.emporis.com, посвященный высотным строениям, включает в свою всемирную базу данных здания выше 12 этажей, но и они спорят, по какой отметке их «мерить», по окончанию корпуса или шпиля. До 2015 г. программой «Новое кольцо Москвы» предусмотрено строительство 60 зданий-небоскребов. В составе комплекса «Сити» планируются здания, которые, без сомнения, займут достойное место в рейтингах мировых высоток. Практически достроенная башня «Федерация» (около 340 м) в ближайшее время «подвинет» франкфуртский COMMERZBANK (298 м) с позиции самого высокого здания в Европе, а недавнее заявление всемирно известного британского архитектора Норманна Фостера о разработанном им проекте 600-метровой башни для «Сити», сделанное во время делового визита в Москву (май 2006 г.), открывает перспективу завоевания титула «впереди планеты всей». Сегодня самое вы сокое здание в мире — торговый центр Taipei (509 м) в Тайвани. Известный факт, что в знаменитых «сталинских» высотках были предусмотрены баки-накопители воды, но в свое время от их эксплуатации отказались, по мнению одних — из-за сложностей обеспечения в них проточной воды (необходимое условие, иначе застойная вода становится питательной средой для размножения органических бактерий), другие говорят, якобы жители домов приспособились использовать их как плавательные бассейны. На сайте http://science.howstuffworks.com опубликовано фото района среднеэтажной застройки в США (к сожалению, мы не можем воспроизвести его в журнале). На крышах зданий можно сходу насчитать порядка 30 баков-накопителей. Там же приводится еще один интересный факт — их наличие (или, соответственно, отсутствие) оказывает влияние на величину страховых выплат при страховании жилья на случай пожара. Попытки выяснить ответы на эти вопросы привели нас в Группу Компаний «Обеспечение пожарной безопасности», разработчикам проектов пожарной безопасности высотных зданий Московского международного делового центра «Москва-Сити», в составе которого планируются самые высокие здания в России и даже Европе. Избеседы с зам. генерального директора С.А. НИКОНОВЫМ: Почему, принимая во внимание планы по развитию высотного строительства в России, опыт городов-небоскребов по проектированию инженерных систем, в частности организации накопителей воды на случай пожара, не прижился у нас? С.А.: На самом деле, по проектированию пожарного водоснабжения мы не отходим от мирового опыта. Хотя я не хочу сказать, что все замечательно. До сих пор мы строили высотки порядка 30–40 этажей, а это все-таки качественно другой уровень. Нельзя сравнивать их с небоскребами например, в странах ЮгоВосточной Азии и США. Там здания настолько высокие, что водонакопительные системы, в том числе, используются для балансировки, предотвращая резонанс при раскачивании. Ну и, разумеется, это резервы на случай пожара. В России высотки 300– 400 м и более планируются только в ?Москва-Сити?. В 2004 году нашей организацией при участии ведущих специалистов в области пожарной безопасности был разработан важный для строителей документ— ?Концепция обеспечения пожарной безопасности многофункциональных высотных зданий Московского международного делового центра ?Москва-Сити?. Она родилась после тщательного изучения и обобщения мирового опыта, и в ней мы как раз следуем передовым тенденциям — там предусмотрены не только баки, о которых вы говорите, а в том числе другие, принципиальные позиции. Например, по организации поэтапной эвакуации, по обеспечению пожарной надежности систем защиты— раньше этого не было. Более того, Концепция предусматривает накопители воды для каждой из систем: автоматического пожаротушения, пожарного водопровода (те самые ?шланги? в шкафах) — это важнейшие элементы защиты высотных зданий. Положения Концепции уже реализованы в проектах высоток ?Сити?. Повышенная опасность высотных зданий, конечно, очевидна — снаружи эффективно мы можем тушить только до 17 этажа (порядка 50 м),выше — остается уповать на работу подразделений пожарной охраны внутри здания и пожарную автоматику Начиная со 100 м, и люди, и само здание, становятся беззащитными без наличия воды — если ее там не будет, мы будем просто сидеть внизу и смотреть, как оно полыхает. И очень хорошо, если выгорит только один этаж. В каких-то случаях может, конечно, спасти и огнетушитель, но вообщем-то очевидно, что нужен гарантированный запас воды наверху. Поэтому весь мир так и делает: наверху на технических этажах предусматривается вода для целей пожаротушения. В зданиях ?Сити?, например, будут баки— дополнительные водопитатели объемом до 25 м3. Еще на самом нижнем уровне, как правило, предусмотрен основной резерв. Даже если городской водопровод вдруг откажет, 300 м3 и более воды всегда будут доступны для целей пожаротушения. Другое дело 30-этажное здание. Это как раз некий критический уровень. Можно воду и снизу подать сильным напором. Насос, обеспечивающий напор в 100 атм, справится с этой задачей. Да, действительно, это очень мощные насосы, и есть возможность не использовать баки. Какова стоимость такого оборудования? Объективно ли, на ваш взгляд, его применение? С.А.: Что касается стоимости, здесь вступает в силу другой экономический аспект: баки с водой занимают полезную площадь, которая за все время существования здания не принесет коммерческой прибыли и будет по-сути ?мертвой?. А верхние этажи— самые дорогие. Даже если это же количество квадратных метров ?отнять? снизу, и даже если снаружи дома при условии покупки земли под ними,— все равно будет дешевле, чем в пентхаусе. При этом даже самый мощный насос занимает меньшую площадь. Поэтому при строительстве высоток более 100 м, когда физически никак нельзя поднять воду снизу, приходится прибегать к оборудованию накопителей на тех этажах, а когда мощности оборудования хватает, и нормами это узаконено, то, конечно, есть смысл поставить более мощное оборудование. По организации систем водоснабжения можно спорить сколько угодно. Конечно, не последнюю роль играют деньги. Что выгоднее: один насос на здание, либо три маленьких, которые, соответственно, ?съедят? n-ое количество полезной площади? Это вопрос экономики, а наверху вода нужна именно для пожарных. Т.е. получается, что нормативная политика «жалеет» миллиардный бюджет фирмы-застройщика, а не жизни людей, заплативших за квартиры? Не логичней ли другой подход: «если выполнить все предписания инженеров для вас слишком дорого, значит вам просто не по карману быть владельцем небоскреба»? С.А.: Совершенно очевидно, что сегодняшние подходы нужно менять. Все, о чем мы говорили до этого, реализуется в основном в офисных зданиях. В жилых домах сегодня несколько другие правила. Вообще всегда мы строили стандартное типовое жилье в условиях ограничения средств. При разработке проектов мы обеспечивали эвакуацию по лестницам, а на инженерные системы, по сути, не обращали внимания. И поэтому надежность их была невысока, во многих случаях они не срабатывали при пожаре. Проблемы появились сразу, как только мы забрались выше, а подходы в проектировании и строительстве не изменились. К сожалению, мы работаем в период отсутствия жестких норм. Сложилась ситуация, когда необходимо коренным образом пересмотреть свое отношение к инженерным системам защиты. Нехорошо говорить, что несчастные случаи на руку… Но можно только приветствовать тех, кто хочет изменить сегодняшний подход. Если мы строим высотные здания, тем более жилые, надеяться только на пожарных снаружи мы уже не имеем права, мы должны обеспечить высокую надежность работы всех систем. Также как в самолете — садясь туда, вы, по-сути, доверяете свою жизнь системе, единственная надежда — на надежность: что не отвалится двигатель, не сломается крыло, все вовремя включится и отключится. Без хороших систем водоснабжения ?наверху? делать нечего. Наш ответ— в высотных зданиях, конечно нужны баки-водопитатели на верхних этажах в разумном количестве и резервный запас воды, рассчитанные на тушение пожара в течение определенного времени. Пожарные будут только поддерживать прописание этого пункта в виде обязательной нормы. На наш взгляд, очень плохо, если не резервируется в обязательном порядке вода для объектов высотой порядка 100–120 м (30–40 этажей) — это то, что сейчас массово строится.


1.Горящие предложения. ?Новая газета?, №91/2005. 2.www.emporis.ru. 3. http://science.howstuffworks. com. 4.МГСН 4.19.2005 ?Временные нормы и правила проектирования многофункциональных высотных зданий и зданийкомплексов в городе Москве? (утверждены постановлением Правительства Москвы №1058ПП от 28 декабря 2005 г.) 5.Постановление Правительства Москвы №414-ПП от 22.06. 2004 ?Об экспертизе проектносметной документации на строительство уникальных и высотных зданий и сооружений в городе Москве?.