Многие страны используют инструменты для защиты и стимулирования собственной экономики, в том числе и протекционизм в отношении собственных производителей во внутреннем рынке.

То, что в нашем случае обозначено термином «импортозамещение», — это самоцель, которая должна быть достигнута любой ценой, или всё-таки инструмент для развития экономики? Если целью является сохранение устойчивости и возможность развития экономики в целом, то эффект от применения этого средства должен оцениваться и контролироваться. В противном случае, лекарство становится ядом — даже витаминами можно отравиться, если есть их столовыми ложками. Законы равновесия спроса и предложения — это правила рационального человеческого поведения, не зависящие от формы общественно-политической организации, и каждое вмешательство в этот баланс связано с неизбежными издержками, игнорировать которые глупо.

Если с рынка путём административного запрета удаляется часть предложения, то покупателю придётся принять то, что раньше не было для него рациональным выбором, то есть товар или хуже по качеству, или выше по цене, или и то, и другое вместе. Дружные рапорты об экономии средств за счёт закупки отечественных товаров не объясняют, почему это не делалось раньше теми же руководителями, а для внезапного прозрения потребовалась только настойчивая воля первых лиц. Эффект снижения издержек от падения курса отечественной валюты в такой запретительной поддержке и не нуждался, к тому же по большинству позиций рост внутренних цен быстро отыграл эту разницу. Внезапно возникшие барьеры породили дефицит, и всё произошло по рыночным законам: оставшиеся на рынке игроки сполна использовали ситуацию. Никакие контрольные мероприятия, общественные или прокурорские запросы не могут изменить законов рационального поведения, они только создают дополнительные возможности для увеличения издержек, которые опять-таки понёс конечный потребитель.

Произошло то, что и должно происходить всегда, когда перемешиваются политические и экономические интересы. Если целью является управление экономическими процессами, то надо помнить, что экономические ресурсы всегда ограничены. Производственные мощности имеют ограниченный резерв, на их увеличение всегда требуется и время, и ресурсы. По различным позициям отечественные производители имеют неравнозначный потенциал и возможности для роста. Причём нет никакого намёка на планирование. Поставлена единственная задача — достижение показателей, максимально близким к 100%, не считаясь с потерями по принципу «пленных не брать, патронов не жалеть». Сколько не издавай указов, но корова не начнёт давать молоко на первый год. Да и саму корову надо ещё кому-то родить.

Ресурс, предоставленный отечественным производителям за счёт освободившегося места на рынке, практически использован, но ожидаемого взрывного роста не произошло, и он вряд ли ожидается. Улучшения ситуации с точки зрения потребителя, то есть возврата к «довоенному» соотношению «цена/качество», можно ждать только при условии возврата уровня конкуренции к прежним показателям, что в условиях изоляции невозможно. Выращивание собственных «чемпионов» в условиях отсутствия конкуренции — это абсурд. Вообще непонятно, почему при этом упоминается рыночная конкурентная среда как стимул роста, если все меры направлены на её полное исключение. Лихорадочная активность по составлению рейтингов, списков и перечней претендентов на всестороннюю поддержку «по патриотическому принципу» тоже ничего общего с защитой и созданием конкурентных условий не имеет.

Импортозамещение в России — самоцель или инструмент развития экономики? . 3/2016. Фото 1

На практике получили странный нежизнеспособный гибрид — рыночное ценообразование для потребителя при административном вмешательстве в управление предложением. Какую волну злоупотреблений и возможностей для незаконной наживы породили такие панические попытки выровнять внешнеторговый баланс, видно невооружённым глазом. Товары в одной и той же упаковке меняют страну происхождения с Аргентины на Белоруссию и со Швейцарии на Армению. Общая деталь одна — цена, выросшая в 2,5-3 раза, что никакими курсовыми колебаниями объяснить невозможно.

Что касается политических побед, достигнутых такой ценой, то их реальный эффект достаточно спорный. Почему для протекционизма не было выбрано радикальное увеличение импортных пошлин, сохраняющее возможность для поступления ресурсов и на рынок, и в бюджет, а выбран категорический прямой и косвенный запрет, ведущий к общим неизбежным потерям? Наверное, хотели кого-то напугать. Может, наши контрсанкции и добавили на время дополнительные темы для полемики, но их действительное значение можно оценить, только сравнив реальные объёмы нашего прекращённого импорта с масштабами экономики Евросоюза. Европейские фермеры устраивают свои перформансы, требуя от своего правительства поддержки практически всегда.

Самый очевидный негативный эффект — падение качества предложения. Оговорку о замещении отечественным аналогом при соответствующем уровне качества делали все первые лица. Не упоминали они только о состоянии самой системы регулирования и обеспечения качества, призванной решить эту задачу. Дружными стараниями реформаторов и модернизаторов эта система превращена в отдельные элементы, торгующие разрешениями и запретами, не имеющими ни общих обязательных правил, ни последовательной логики их применения.

Если действовать вразрез с основными экономическими законами, не анализируя неизбежный эффект от использования отдельных инструментов, оказываемый на систему в целом, то потери неизбежны если не прямо сейчас, то в будущем. Обмануть эти законы, как и законы физики, не помогут ни указы, ни лозунги

Вместо того, чтобы использовать готовое решение — европейскую систему стандартов и правил, созданную для регулирования отношений в условиях рынка, была начата кропотливая работа по её адаптации «с учётом российской специфики». Специфика состоит только в том, что стандарт для европейцев — это описание основных свойств продукции и способов их контроля, в котором все толкования однозначны и нет полемики о его статусе. Если продавец уличён в его нарушении или не предоставил необходимые доказательства выполнения требований норматива в полном объёме, то он просто теряет возможность получить свои деньги. У нас же это документ, наличие которого даёт повод разрешить или запретить, вынести на согласование, долго и бессмысленно полемизировать о его статусе без необходимости заглянуть в его содержание! Неслучайно бесконечная и кропотливая работа по модернизации и адаптации нормативной базы требует такого количества человеческих и бюджетных ресурсов. К тому же, по заявлениям главного стратега по части инноваций, господина А.С. Никитина, зарубежные стандарты — это инструмент управления нашей экономикой со стороны внешних недоброжелателей, поэтому каждый патриот должен проявить бдительность и «адаптировать» её до неузнаваемости или придумать наш симметричный ответ на внешнюю «угрозу». Адаптация сводится к искажению логической основы исходных зарубежных нормативов и игнорированию требований, определяющих основные потребительские свойства продукции.

В итоге, сколько не говори слово «халва» — слаще во рту не станет. Наши контролёры тщательно проверяют добросовестность работы швейцарских сыроделов и выявляют опасность, исходящую от голландских срезанных цветов, в тоже время признавая присутствие на рынке больше половины подделок. Бодрые репортажи о внезапных проверках, постоянно выявляющих преобладание контрафакта, больше говорят о полной неспособности системы выполнять свою задачу. Эффективность системы обеспечения качества, которая сводится к предоставлению услуг по сертификации на конкурентной основе, вообще предмет для отдельного разговора. Чем больше «эффективных менеджеров» принимает участие в принятии решения, тем меньше внимания уделяется техническому обоснованию и больше — цене и «патриотической» составляющей.

Если действовать вразрез с основными экономическими законами, не анализируя неизбежный эффект от использования отдельных инструментов, оказываемый на систему в целом, то потери неизбежны если не прямо сейчас, то в будущем. Обмануть эти законы, как и законы физики, не помогут ни указы, ни лозунги, ни бурные аплодисменты. Вопрос в том, когда экономикой начнут управлять как единой системой и не путать решение общей задачи с демонстрацией бессмысленного усердия или оправданием ошибок. А то и сокрытием подлога.

Импортозамещение в России — самоцель или инструмент развития экономики? . 3/2016. Фото 2