Окончание. Начало см. Начало см. С.О.К. №10/2018 и С.О.К. №11/2018

 

Козыри в рукаве

Крестьянин из села Покровское в Тобольской губернии Григорий Распутин стал широко известен в России и за её пределами благодаря сближению с царской семьёй и лично с Николаем II. Их первая встреча состоялась 1 ноября 1905 года, о чём император сделал запись в своём дневнике. Очень быстро Распутин стал именоваться «царским другом», приобрёл влияние и вес в высших кругах власти. Он не занимал никаких постов, но мог лоббировать и ставить «своих людей» на высокие должности и даже протолкнуть протеже в кресло премьер-министра. С такой же лёгкостью Распутин расправлялся с недругами, настаивая снять с поста несговорчивого чиновника или лишить погон генерала, презиравшего старца.

На пороге Первой мировой войны, когда Распутин уже «взобрался на Олимп», бизнес польских предпринимателей стремительно развивался. К 1914 году братья Млынарские создали огромную корпорацию, которая монополизировала сантехнический рынок. Головные офисы фирмы находились в Санкт-Петербурге (улица Троицкая, д. 13) и Москве (улица Мясницкая, дом Зимина). Были ещё отделения и филиалы в Ростове-на-Дону, Тифлисе, Харькове, Киеве, Одессе и Иваново-Вознесенске. В этом уездном городе были сосредоточены складские запасы корпорации: «паро-водо-газопроводные и фабрично-технические принадлежности заграничного и собственного производства».

Дьявольский аппарат, или Несбывшаяся мечта «царского друга». 12/2018. Фото 1

Григория Распутина с императорской семьёй познакомили великие княгини Анастасия и Милица Николаевны. К тому времени необычный тобольский крестьянин, после своих паломничеств на Афон и в Иерусалим, а также странствий по России, приобрёл в Петербурге репутацию провидца и целителя. Он якобы успешно останавливал кровь, избавлял от головной боли, вылечивал бессонницу и даже справлялся с нервными расстройствами. Имеются свидетельства и необычайной силы внушения Распутина. Cближение Николая II и Александры Фёдоровны с Распутиным носило глубоко духовный характер, в нём они видели «святого старца» и «глас русского народа», умудрённого духовным опытом и способного как дать добрый совет, так и донести до императора «сермяжную правду» о жизни в стране. Ситуация усугублялась мистицизмом чрезвычайно религиозной императрицы, боровшейся против недуга царевича Алексея (гемофилии) и отчаянно цеплявшейся за любую «соломинку». Однако обветшавшей и архаичной Российской империи, тонущей в предреволюционном разброде и шатании, требовалось от верховного правителя совсем иное поведение, поэтому царская «семейная эпопея» с Распутиным вылилась в фарс, злословие и напрямую повлияла на обесценивание имиджа последнего российского самодержца.

В начале XX века братья Млынарские являлись законодателями сантехнической моды в Российской империи, они обеспечивали элитной и простой сантехнической продукцией все слои общества, о чём наглядно свидетельствуют фирменные каталоги. В семье госпожи Луции Орлов-Гоздовска — праправнучки короля сантехники Мариана Казимировича Млынарского, сохранился 400-страничный фирменный каталог №10 с полным ассортиментом товаров.

В содержании этого каталога восемь тематических отделов:

1. Отдел I. Трубы, рукава, батареи для отопления.
2. Отдел II. Водопроводно-канализационные принадлежности.
3. Отдел III. Паропроводные принадлежности.
4. Отдел IV. Инструменты. Железнодорожные принадлежности. Сверлильные станки, машины.
5. Отдел V. Винты, ремни, асбест, наждак, трансмиссия.
6. Отдел VI. Горна, вентиляторы, весы.
7. Отдел VII. Приборы для подъёма тяжестей.
8. Отдел VIII. Насосы, элеваторы и пожарные трубы. Баллотировочные аппараты. Кормушки гигиенические. Сравнительные таблицы.

Каталог фирмы «Братья Млынарские», дореволюционного лидера российского сантехнического рынка по многим направлениям

Все товары Млынарских пользовались повышенным спросом. На реализацию некоторых товаров у братьев имелись эксклюзивные права. Например, на простую и элитную корабельную сантехнику, которая доставлялась из США и Англии. Импортную продукцию (корабельный фаянсовый клозет «Атлантикъ» для установки выше ватерлинии; корабельный чугунный клозет с двумя клапанами; корабельный чугунный клозет «Торпедо» для установки ниже ватерлинии с насосом для сброса нечистот) польские предприниматели поставляли для гражданских и военных судов российского флота.

Это были многомиллионные сделки, но не только на клозетах Млынарские наживали себе большие деньги. В своих рукавах братья ловко спрятали и другие козыри, один из них — привилегированный и усовершенствованный баллотировочный аппарат Тотвена.

 

В игру вступает «царский друг»

Российский инженер-механик Владислав Антонович Тотвен изобрёл в 1896 году необычный баллотировочный аппарат, который вызвал большой резонанс и недовольство у чиновников. Механизированное устройство предназначалось для точного подсчёта голосов «за» и «против» в ходе тайных голосований. Принцип работы прибора был прост, он значительно упрощал и ускорял процедуру подсчёта голосов и, самое главное, не допускал подтасовки итогов выборов.

Экспонат Музея Законодательного собрания Челябинской области — баллотировочный аппарат А. А. Астафьева и В. А. Тотвена 1896 года

Новое устройство сразу заметили и подхватили братья Млынарские, включив запатентованный аппарат Тотвена в каталог фирменных товаров (Отдел VIII). Польские предприниматели состояли в кругах высшего общества и являлись членами тайных московских организаций — Английского и Купеческого клубов. За их стенами регулярно проводились закрытые собрания и устраивались голосования. Здесь и пригодился аппарат Тотвена! Впервые он был апробирован московскими «джентльменами», а потом членами других тайных организаций.

В XIX веке «тайные общества» в Российской империи не считались редким или исключительным явлением, они создавались не только в Санкт-Петербурге и Москве, но и в других городах большой страны. Особо популярными были «Северное общество», «Южное общество», «Общество соединённых славян», Английский клуб и другие масонские ложи. Они могли закупать у братьев Млынарских аппараты Тотвена и использовать их в процедурах голосования.

Устройство баллотировочного аппарата

Однако основными заказчиками баллотировочного прибора были не тайные общества, а государственные и общественные учреждения. Специальный циркуляр МВД (Министерство внутренних дел так же называлось и в царское время) предписывал им в обязательном порядке использовать на местах аппараты Тотвена. Выбора у чиновников не оставалось. Они были вынуждены обращаться к братьям Млынарским и покупать «ноу-хау» по цене 50 рублей за штуку. Это достаточно высокая стоимость, если сравнивать её с окладами служащих конца XIX века. Средняя зарплата рабочего или слесаря в то время составляла 38 рублей в месяц, учителя в начальных школах получали 25, а фельдшеры — 40 рублей. Самый низкий оклад был у городовых и дворников — 20 и 18 рублей. Хотя стоимость прибора чиновников вовсе не смущала, они ведь платили Млынарским из казённых средств.

Однако чем больше учреждений внедряли приборы Тотвена, тем сильнее в среде чиновников зрело недовольство этим устройством. Тревогу били городские и земские общественные учреждения во многих губерниях Российской империи. Их беспокойство передавалось даже губернаторам. Новый механизм подсчёта голосов полностью исключал манипуляции процедурой голосования и итогами выборов. В результате на государственные посты прорывались «посторонние» кандидаты, не из обоймы коррумпированных чиновников. Случайные люди с прогрессивными взглядами грозили вызвать сбой в «хорошо смазанной» системе управления и расшатать основы чиновничьего аппарата.

Циркуляр о применении баллотировочного аппарата

Встревоженные госслужащие начали искать выход из сложившейся ситуации. Им нужно было добиться пересмотра решения МВД и лишить Млынарских права реализовывать аппарат Тотвена. Помочь бюрократам в заговоре мог только один человек — Григорий Распутин.

Власть и влияние «царского друга» были практически безграничны, поэтому чиновники сколотили группу парламентёров и отправили её на поклон к старцу. Просители старались очернить в глазах Распутина предпринимателей польского происхождения сколотивших в России огромное состояние и ставших «королями сантехники». Они знали, что Григорий Ефимович страдает ксенофобией и враждебно относится ко всему иностранному, не терпит европейского влияния. На этом и решили сыграть интриганы, представив семью поляков-католиков в качестве кровопийц, присосавшихся к православной России и стремящихся обрушить выборную систему посредством дьявольского аппарата. Заговорщики принесли с собой каталог Млынарских и обратили внимание старца на страницы 386–389, где приводилось подробное описание устройства Тотвена. Свою жалобу чиновники подкрепили конвертом с крупной суммой денег, умоляя вступиться за них и наказать Млынарских. Распутин пообещал разобраться.

После встречи с чиновниками-заговорщиками Распутин стал наводить справки о Млынарских в купеческих кругах, узнавал, кто покровительствует влиятельным предпринимателям и с кем они имеют дело. Глубоко копать не пришлось, старец быстро выяснил, что братья являются членами Английского и Купеческого клубов, обладают крепкими связями с высокими чинами, в том числе в МВД. Благодаря этому в 1897 году в циркуляр МВД была включена фирма братьев Млынарских, к которой требовалось обращаться за приобретением баллотировочного аппарата Тотвена. В то время МВД возглавлял Иван Логгинович Горемыкин, в 1914–1916 годах он был назначен председателем Совета министров Российской империи.

После убийства Петра Аркадьевича Столыпина в 1911 году главы МВД начали часто сменять друг друга. Именно тогда Распутин стал могущественным «царским другом» и рекомендовал своих кандидатов на высокий пост. При его участии министры перетасовывались как колода игральных карт:

  • Александр Макаров (один год);
  • Николай Маклаков (три года);
  • Николай Щербатов (полгода);
  • Алексей Хвостов (полгода);
  • Борис Штюрмер (полгода);
  • Александр Хвостов (два месяца);
  • Александр Протопопов (полгода).

На самом деле, если бы Распутин пошёл на поводу коррумпированных чиновников, то ему ничего не стоило «надавить» на главу МВД, своего ставленника, чтобы отобрать у Млынарских право на реализацию аппарата Тотвена или даже посадить братьев в тюрьму. Однако Распутин этого не сделал. Он внимательно изучил каталог Млынарских и «дьявольский аппарат», который, по сути, оказался незатейливым устройством.

Представление в Киеве Его Величеству Императору Всероссийскому крестьянских депутаций

 

Дьявольский аппарат

Российский инженер-механик Владислав Антонович Тотвен, конечно, никакой дьявольщиной не занимался. Он усовершенствовал старый баллотировочный аппарат, оснастив его особым механизмом. Устройство автоматически срабатывало в тот момент, когда голосующий опускал шар в одну из двух внутренних камер аппарата — белого («за») или чёрного (соответственно, «против») цвета. Под каждой камерой находился металлический счётчик, он засчитывал голос и отображал его в цифрах всякий раз, когда через него проходил шар голосующего. После этого шар выкатывался из устройства в открытый нижний ящичек, что позволяло следующему человеку им воспользоваться и тайно проголосовать.

При этом голосующий не знал, как проголосовал предшественник.

Оба счётчика (с трёхзначными обозначением чисел) находились под кожухом аппарата, и голосующие не могли видеть результатов процедуры до тех пор, пока комиссия не вскрывала корпус устройства, чтобы проверить количественный результат голосования.

Предыдущие баллотировочные аппараты работали по-другому и имели существенные недостатки. Каждый голосующий должен был опустить в прибор собственный шар, а после окончания процедуры счётной комиссии приходилось вручную сортировать все шары. Эта операция отнимала много времени и не гарантировала честного результата из-за возможных злоупотреблений, порой возникавших в ходе подсчёта голосов. У нового механизированного устройства таких проблем не возникало.

Баллотировочный аппарат Тотвена официально проверили 31 августа 1896 года на первом пожарном съезде в ходе Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде. Затем прибор испытывали в Техникостроительном комитете, а также в СанктПетербургском и Московском городских общественных управлениях и московских земских учреждениях. Все организации подтвердили удобство и точность усовершенствованного устройства.

Окончательное одобрение аппарату Тотвена было вынесено 16 ноября 1896 года на общем собрании Императорского Русского технического общества в Санкт-Петербурге. После этого усовершенствованный прибор был рекомендован к употреблению при баллотировках в городских и земских общественных учреждениях во всех губерниях Российской империи. Государственная значимость аппарата Тотвена была такова, что по Министерству внутренних дел был составлен специальный циркуляр, адресованный лично губернаторам. Их официально ставили в известность о необходимости применения в баллотировке нового прибора, а приобрести его требовалось у фирмы «Братья Млынарские».

Дьявольский аппарат, или Несбывшаяся мечта «царского друга». 12/2018. Фото 2

Распутин, естественно, легко узнал, кто из чиновников МВД покровительствует братьям Млынарским и лоббирует их интересы, но не стал предпринимать никаких мер и торопить события в угоду коррупционеров-заговорщиков. Чем больше бюрократы нервничали и переживали, тем сильнее зависели от его воли.

У «царского друга» появились собственные планы на Млынарских. Перелистывая каталог, Распутин заметил, что на некоторых листах стоят штампы с текстом: «Представители Русского Электрического Общества “Вестингаузъ”, основной капитал 20 000 000 франков. Турбогенераторы, газогенераторы, динамо-машины, моторы. Электрическое оборудование заводов и фабрик. С запросами и заказами просим обращаться: Братья Млынарские — Иваново-Вознесенскъ».

Деятельность представителей Русского Электрического Общества «Вестингаузъ» заинтересовала старца. Он назначил встречу Мариану Казимировичу Млынарскому в знаменитом московском ресторане «Яръ» на Петербургском шоссе (ныне Ленинградский проспект). Здесь Григорий Ефимович часто кутил с цыганами, напивался и танцевал, что не мешало ему проводить встречи и переговоры в специальном кабинете. Ресторан «Яръ» работает и сейчас, в фойе заведения открыта интересная картинная галерея. Среди портретов известных посетителей можно найти и «царского друга» в монашеской рясе.

 

Встреча в ресторане

Мариан Казимирович не любил вспоминать встречу с Распутиным — скандальной и одиозной фигурой. По всей России о старце шла дурная молва, его ненавидели и боялись. На поклон к Распутину шли только те, кому что-то от него было нужно, остальные держались от «сумасбродного Гришки» подальше. Братьям Млынарским уж точно ничего не было нужно от «царского друга», и поэтому его приглашение в ресторан «Яръ» было воспринято с большим волнением и опасением. Однако отказать Распутину никто не мог, и Мариан Казимирович был вынужден согласиться на эту встречу. Благо, старец зазывал польского предпринимателя в кабинет ресторана, где никто из посетителей не смог бы наблюдать за ходом встречи, чтобы потом распустить по всей Москве слухи и сплетни. Лишние разговоры Млынарскому были абсолютно не нужны, он дорожил своей репутацией в деловых кругах и не хотел, чтобы члены Английского и Купеческого клубов заподозрили бизнесмена в сговоре с Распутиным.

Встреча была недолгой. Григорий Ефимович выложил Мариану Казимировичу всю правду и рассказал о заговоре чиновников, их большом желании избавиться от прибора Тотвена и тех, кто продаёт этот «дьявольский аппарат». Старец признался, что не желает помогать коррупционерам и считает нужным наказать этих проходимцев. Млынарский вздохнул с облегчением, осознавая, что Распутин не настроен к нему враждебно. Однако благоволение «царского друга» и его доброе отношение оказались небескорыстными. Он обещал не вмешиваться в дела Млынарских и не ставить им палки в колеса за маленькую услугу.

Ресторан французской кухни «Яръ» был открыт в 1826 году в доходном доме

Просьба Распутина была проста. Он захотел, чтобы представители Русского Электрического Общества «Вестингаузъ» обеспечили его родное село Покровское в Тобольской губернии электричеством. Старцу не терпелось продемонстрировать односельчанам своё могущество и сотворить новое чудо — осветить дома и улицы ярким светом электрических лампочек. Распутин был уверен, что электрификация села реабилитирует его пошатнувшееся положение, вернёт утраченное уважение и укрепит веру недругов в сверхспособности «царского друга».

Фантастическая идея Распутина озадачила Мариана Казимировича. Однако бизнесмену не хотелось разочаровывать старца и убеждать его, что осуществление этого проекта практически невозможно. Москву и Тобольскую губернию разделяло 2500 км бездорожья, и нужно было потратить массу времени и средств, чтобы доставить в Покровское необходимое оборудование и тяжёлые электрические генераторы, а также группу квалифицированных специалистов и рабочих. Воплощение бредовой мечты старца грозило братьям Млынарским банкротством, их корпорация могла вылететь в трубу. Этого Распутин, естественно, не понимал. Ему было всё равно, как эта идея будет воплощена. Важен был результат.

Мариан Казимирович обнадёжил Распутина, пообещав ему подумать над интересной идеей, обсудить с братьями все детали и вместе с ними разработать проект электрификации села Покровское. Старец был счастлив. Он обнял бизнесмена и попросил его не затягивать с проектом. Распутин гарантировал Млынарским своё покровительство и защиту от коррумпированных недругов.

 

Послесловие

Вскоре после встречи с Млынарским против Распутина созрел серьёзный заговор. Его главными участниками были Великий князь Николай Николаевич (младший) и председатель Государственной Думы третьего и четвёртого созывов Михаил Владимирович Родзянко. В результате в 1914 году старца отлучили от царской семьи и под угрозой ареста вынудили вернуться в родное село. Летом того же года на Распутина было совершено покушение. В Покровское прибыла наёмная убийца Хиония Гусева, она напала на старца и ударила его ножом в живот. «Царский друг» получил тяжёлое ранение, был при смерти и чудом выжил.

После таких потрясений Распутин уже не вспоминал о Млынарских и забыл об идее электрификации родного села. Были ли в антираспутинском заговоре и последующем покушении замешаны братья Млынарские, остаётся загадкой. Скорее всего, произошло совпадение, и сложившиеся обстоятельства уберегли польских предпринимателей от осуществления «мечты» Распутина. Потом грянула Первая мировая война, и старец вновь сблизился с царской семьёй. Под страхом нового покушения Григорий Ефимович сделал знаменитое пророчество и предрёк гибель Императорского дома Романовых: «Покуда я жив, будет жить и династия».

Огромная корпорация братьев Млынарских продолжала работать и в годы войны. Гражданам воюющей страны, охваченной экономическим кризисом и социальными волнениями, было уже не до элитной сантехники и прочих благ. Польские предприниматели вовремя переориентировали свою деятельность с производства и торговли сантехникой на электрическое оборудование. Спрос на него с каждым годом возрастал, а с началом войны многие промышленные предприятия, выполняя военные заказы, переходили с паровых двигателей на электрические генераторы и станки.

Представители РЭО «Вестингаузъ» активно помогали русской армии, они жертвовали средства на продовольствие, обмундирование, медикаменты и госпитали. Эта поддержка, увы, не помогла одержать победу. Российская империя распалась, а в стране большевиков перспектив и будущего у братьев Млынарских не было. Они покинули советскую Россию в 1918 году, как и многие другие предприниматели, оставив большевикам всё своё имущество, полные склады с товарами, производственные предприятия, торговые дома и финансовые средства. В Польше у семьи Млынарских была коекакая недвижимость под Варшавой, где они и обосновались. Статус «королей сантехники» и представителей РЭО «Вестингаузъ» безвозвратно остался в прошлом. Млынарские скромно доживали свой век на родной земле, оставив потомкам лишь фирменные каталоги и дневники — свидетельства былого величия.