Сантехнические каталоги Млынарских

На рубеже XIX–XX веков фирма «Братья Млынарские» лидировала по многим направлениям сантехнического рынка и более 20 лет опережала конкурентов. Активную деятельность предприятия отражала рекламная продукция и фирменные каталоги, издававшиеся и распространявшиеся в Санкт-Петербурге, Москве и других городах с 1894 по 1917 годы. Некоторые из каталогов сохранились в частных руках и коллекциях, а также в польских и российских архивах и библиотеках. Уникальные документы позволяют наглядно ознакомиться и изучить широкий ассортимент сантехнических товаров, «пароводо-газопроводных и фабрично-технических принадлежностей заграничного и собственного производства», которые братья Млынарские предлагали российским потребителям в дореволюционное время.

Каталог фирмы «Братья Млынарские», до- революционного лидера российского сантехнического рынка по многим направлениям

Один из фирменных каталогов чудом сохранился у потомков польских королей сантехники в Варшаве. В семье Млынарских родилось шесть братьев — Францишек, Леон, Мариан, Эмиль, Павел и Ричард. Однако не все стали торговцами, производителями и бизнесменами. Так, Эмиль Млынарский в 1890 году окончил Санкт-Петербургскую консерваторию, где учился по классу скрипки и композиции. Он много гастролировал по России, Германии и Англии. Известность к Эмилю пришла, когда он стал дирижёром Варшавской оперы, а потом и филармонического оркестра. В начале ХХ века Эмиль возглавлял Шотландский оркестр в Глазго и оркестр Большого театра в Москве, позже был приглашён в качестве дирижёра и педагога в США. Другие же братья в семье Млынарских отдали предпочтение предпринимательству, а наибольшего успеха в бизнесе добился Мариан Казимирович Млынарский. Его праправнучка госпожа Луция Орлов-Гоздовска в настоящее время живёт в Варшаве. Она унаследовала и сохранила каталог «Братья Млынарские» №10 и любезно позволила ознакомиться с содержанием уникального документа, рассказав много интересного о своей семье и предках.

От музыканта до крупного предпринимателя. Групповой портрет братьев Млынарских

Торговый дом «Братья Млынарские» каждый год выпускал свои фирменные каталоги. Они печатались в крупных типографиях Санкт-Петербурга и Москвы. Все номера издавались в твёрдой обложке, сохранились каталоги в кожаном переплёте с золотым тиснением и цветными иллюстрациями. Очевидно, это были презентационные экземпляры. Предприниматели могли их использовать в ходе деловых встреч и переговоров с высокопоставленными чиновниками, руководителями предприятий и пожарными, заинтересованными в приобретении паро-, водои газопроводных принадлежностей и технического оборудования. К тому же элитной сантехникой и модными аксессуарами настойчиво интересовались представители высшего общества — хозяева дворцов, усадеб и особняков, которые украшали интерьеры ванных и туалетных комнат европейской и западной роскошью. Этим особам требовалось доставлять презентационные каталоги прямо на дом, чтобы хозяева могли без спешки полистать увесистый фолиант и ознакомиться с широким ассортиментом фаянсовых, бронзовых и медных ванн, клозетов, умывальников, смесителей, кранов и других предметов быта. Графы и князья выбирали и приобретали самые дорогие и изысканные сантехнические новшества, а потом возвращали каталоги в торговые дома братьев Млынарских.

Головные офисы фирмы находились в престижных районах Санкт-Петербурга (улица Троицкая, д. 13) и Москвы (улица Мясницкая, дом Зимина), а представительства, заводы и склады действовали в Ростове-на-Дону, Тифлисе, Харькове, Киеве, Одессе и Иваново-Вознесенске.

Этнографическая карта Российской Империи 1905 года. Торговый дом «Братья Млынарские» создал представительства, склады и заводы во всех крупных городах империи

У госпожи Луции Орлов-Гоздовска сохранился не презентационный, а простой чёрно-белый каталог прапрадеда Мариана Казимировича Млынарского. Этот документ тоже выглядит вполне солидно, его объём превышает 400 страниц и содержит массу интересной информации. Он был напечатан в Москве частным издательством «Типо-литография А. П. Коркина», которое до 1917 года размещалось на Донской улице в собственном доме.

 

Загадочное фабричное клеймо

Любопытные детали встречаются и привлекают внимание уже с титульного листа каталога «Братья Млынарские» №10. В левом верхнем углу документа находится необычное фабричное клеймо, в центре которого инициалы «Бр.М.». Клеймо выполнено в форме гексаграммы — два одинаковых равносторонних треугольника наложены друг на друга. Эта гексаграмма более известна как пресловутая «Звезда Давида» и является одним из символов иудаизма и масонства. Имела ли польская семья Млынарских отношение к еврейскому народу, остаётся загадкой. Однако гексаграмма — это не обычное украшение или элемент дизайна каталога. Мистический символ имеет глубокий смысл и явно неслучайно отражён в фабричном клейме. По всей видимости, семья польских дворян Млынарских, используя гексаграмму, заявляла о своей принадлежности к тайному обществу. Многие дворяне и представители элиты в царской России являлись членами «закрытых организаций». В XVIII–XIX веках особо популярными были «Северное общество», «Южное общество», «Общество соединённых славян», Английский клуб, а также другие масонские ложи.

Титульный лист каталога «Братья Млынарские» с тем самым любопытным клеймом…

Один из первых российских «джентльменских клубов» был открыт в Москве в 1772 году. Долгое время он не имел постоянного помещения и переезжал с одного места на другое. И только в 1831 году Английский клуб перебрался в главный офис — дворец графов Разумовских на Тверской улице, д. 21 (ныне Музей современной истории). Это здание Пушкин увековечил в поэме «Евгений Онегин». Поэт часто навещал «джентльменскую братию», о чём писал В. А. Гиляровский.

Вполне возможно, что Пушкина привлекали в клубе не только изысканные блюда английской кухни и карточные игры, но и общие взгляды с «братьями-джентльменами». Некоторые исследователи склонны считать, что Александр Сергеевич также был членом одной из масонских лож, но прямых доказательств этому нет, имеются только косвенные свидетельства.

Более 100 лет Английский клуб в Москве являлся центром светской, деловой и политической жизни, сближая членов высшего общества, позволял им знакомиться и дружить, налаживать полезные связи и деловые взаимоотношения. На рубеже XIX–XX веков особняк Разумовских перешёл в собственность Английского клуба, и вполне возможно, что братья Млынарские были вхожи в эту организацию и являлись её почётными членами. Их бизнес в Москве процветал, польские предприниматели имели головной офис на Мясницкой улице, а торговый дом и склады находились в центральной части города. Фирменные каталоги Млынарских адресовались московской элите, она бóльшей частью и приобретала сантехнические и другие дорогостоящие товары для ванных и туалетных комнат.

Дворец графов Разумовских на Тверской улице, где с 1831 года размещался Английский клуб. Это здание помнит А. С. Пушкина, который в поэме «Евгений Онегин» воспел его неизменных «львов на воротах». Девиз Английского клуба был «Согласие и веселье» (Concordia et laetitia)

Конечно, без поддержки влиятельных персон из джентльменского клуба Млынарским сложно было бы «раскрутиться» в Москве и добиться коммерческого успеха в России. Ведь братья не только торговали заграничной сантехникой и оборудованием, но и производили собственную продукцию. Им принадлежало четыре крупных завода и множество складских помещений. При этом в России хватало и других торгово-производственных товариществ, которые занимались сантехникой, не уступая Млынарским в ассортименте и качестве товаров. В царское время конкуренция на внутреннем рынке была очень жёсткой.

Чтобы обойти конкурентов-россиян и занять лидирующие позиции в торговле и производстве, полякам требовалась «высокая протекция», и они явно получали её от членов тайного общества. Их бизнес лоббировали, а взамен Млынарские, видимо, спонсировали мероприятия «джентльменского клуба» и исправно платили щедрые членские взносы.

Скорее всего, своё активное участие в масонских ложах Москвы братья Млынарские использовали для бизнес-влияния

Действительное членство в «Клубе джентльменов» позволяло Млынарским открыто использовать гексаграмму в своих каталогах, тем самым подчёркивая принадлежность к тайному обществу и влиятельным кругам, что, естественно, привлекало внимание состоятельных клиентов и вызывало у них доверие к польским аристократам.

 

Офис и часовня короля сантехники

У потомков Млынарских, увы, не сохранилось каких-либо документов, подтверждающих членство братьев в тайных обществах. Это и понятно! Польским предпринимателям незачем было вспоминать и афишировать свою деятельность в «закрытых организациях» после бегства из охваченной революцией России. К тому же все тайные общества были ликвидированы большевиками, а в здании Английского клуба новая власть открыла отделение московской милиции. Через несколько лет милиция съехала из дворца, и в 1922 году освободившиеся помещения занял Музей Революции. Более 70 лет об Английском клубе и его «джентльменах» в Советском Союзе никто не вспоминал, о братьях Млынарских в Москве и СанктПетербурге быстро забыли. Однако в некоторых городах Российской империи о польской семье помнят до сих пор.

Как отмечают потомки Млынарских, все братья были католиками и ревностными христианами. Один из них, Мариан Казимирович Млынарский, даже приспособил под католическую часовню отдельную комнату в своей технической конторе, которая находилась в Иваново-Вознесенске (ныне город Иваново). Прихожанами храма стали все члены польской диаспоры, проживавшие в текстильном центре Российской империи.

На титульном листе каталога №10 указан почтовый адрес конторы для получения телеграмм: город Иваново-Вознесенск, Ильинская улица, собственный дом. Он сохранился до наших дней и находится на ул. Багаева, д. 53. Правда, старинное краснокирпичное здание сейчас не узнать, оно выглядит иначе, чем 100 лет назад.

Двухэтажный офис в стиле промышленной архитектуры Млынарский возвёл в 1910 году в центре Иваново-Вознесенска. Автором проекта был городской архитектор С. В. Напалков. После революции польская семья покинула Россию, оставив большевикам всё своё имущество — особняки, предприятия, склады, торговые дома и административные объекты. Новая власть национализировала ивановскую контору и превратила её в общественное здание. В 1930-е годы к нему пристроили третий этаж, а после распада СССР в 1990-е архитектурный памятник был передан коммерческому банку, который полностью переоборудовал объект и вдвое увеличил офисное пространство, сделав современную пристройку — зеркальное отражение старого здания. От прежних хозяев в нём нет и следа, хотя о братьях Млынарских в архивах Иваново остались кое-какие ценные документы.

Эмиль Млынарский, музыкант, композитор и дирижёр, получивший мировое признание. Мариан Млынарский, крупный российский предприниматель и филантроп

 

Инкогнито из Москвы

В городском архиве сохранились документы, свидетельствующие об активной деловой и общественной жизни польского дворянина с момента, как он перебрался в Иваново-Вознесенск из Москвы. Причины переезда Мариана Казимировича Млынарского из мегаполиса в провинциальный город в документах не отражены. Однако есть сведения, что московский «джентльменский клуб» расширял своё влияние и открывал филиалы в промышленных центрах по всей стране. Поэтому появление одного из состоятельных членов клуба в Иваново-Вознесенске было не случайным. История этого городка и его быстрое развитие привлекало внимание всех тайных обществ.

Троицкий собор в городе Иваново-Вознесенске, 1910 год

В середине XVIII века в селе Иваново возникает хлопчатобумажное и ситценабивное производство. Первую ткацкую мануфактуру организовал помещик Г. Бутримов в 1742 году, следом за ним фабрики начали открывать многие предприниматели. Ткацкие и набивные мануфактуры в Иваново появлялись как грибы после дождя. Они внедряли собственные разработки и заимствовали передовой опыт у европейских текстильщиков.

Так возникло ивановское ситцевое производство, которое завоевало огромную популярность и монополизировало внутренний рынок. А после вторжения французов в Москву, разграбления столичных фабрикантов и уничтожения их предприятий во время большого пожара 1812 года конкурентов у ивановских мануфактур в России и вовсе не осталось.

Владельцы производств в Иваново технически развивали и модифицировали свои предприятия. Так, с 1826 года они перешли от ручной набивки ткани на машинное производство. В цехах устанавливались специальные станки-барабаны с нанесёнными на них узорами, они прокручивались через ёмкость с краской и отпечатывали рисунок на холстах. Процесс окрашивания холстов поставили на поток. Производство цветной ткани ускорилось, объёмы ивановской продукции возрастали, на неё появился спрос. Затем пришёл черед машинного отбеливания холстов и полоскания без ручного труда, его полностью заменили «мытильные» колеса. Технический прогресс набирал обороты.

Короли сантехники в Российской империи, или Невероятная история братьев Млынарских. 10/2018. Фото 1

После объединения села Иваново с Вознесенским посадом в 1871 году на карте Российской империи появился новый город — Иваново-Вознесенск, который вскоре стал ведущим текстильным центром страны. В конце XIX века в нём действовало около 60 ткацких фабрик, куда стекались на заработки тысячи жители соседних губерний, посёлков и деревень. На предприятиях в целом трудились около 27 тыс. рабочих. Маленький город был перенаселён, он задыхался и не справлялся с притоками рабочей силы. Ночлежки и постоялые дворы оказались переполнены, катастрофически не хватало жилых и общественных домов, трактиров, магазинов, торговых и складских помещений, административных зданий и больниц. В городе происходили вспышки туберкулёза — профессиональной болезни рабочих-текстильщиков. Качество питьевой воды было низким, что провоцировало эпидемию холеры. Требовалось срочно реконструировать и расширять водопроводную и канализационную системы города, проводить новые коммуникации, налаживать электросети и т.д.

В Иваново-Вознесенске назревала критическая ситуация, социальное напряжение росло, из-за навалившихся проблем городские власти били тревогу. И вот, в самый тяжёлый момент, в городе неожиданно появляется гость из Москвы — Мариан Казимирович Млынарский, который готов взять на себя и решить многие административные задачи. Его принимают как мессию — небесного посланника, хотя прибытие в Иваново-Вознесенск польского аристократа, видимо, было продуманной и хорошо спланированной операцией «джентльменского клуба».

Вознесенская церковь с приделами Сретения и Всех святых в Иваново-Вознесенске, 1851 год

Члены Английского клуба внимательно отслеживали развитие ситуации в центре текстильного производства. Это был «лакомый кусочек» с огромными производственными и людскими ресурсами. «Джентльмены» не спешили и выжидали подходящий момент для того, чтобы вмешаться и взять под контроль Иваново-Вознесенск. Тайное общество стремилось расширять своё могущество и влияние на власти уездных городов, диктовать условия и правила игры не только чиновникам, но состоятельным фабрикантам. Подходящий человек для тайной миссии у них имелся. Один из братьев Млынарских вполне подходил для выполнения ответственного задания. Профессиональный опыт, административный ресурс и финансовые средства у него были. Он мог реально помочь властям ИвановоВознесенска решить коммунальные, жилищные и административные проблемы, но, конечно, небескорыстно, а с соблюдением определённых условий и договорённостей с Английским клубом.

 

Начало большой игры

Прибыв в уездный город Иваново-Вознесенск, Мариан Казимирович Млынарский наглядно ознакомился и быстро вник в социально-экономическую обстановку, привёз рекомендательные письма главе Владимирской губернии и городским властям, сблизился с элитой и фабрикантами. Столичный предприниматель сразу завоевал к себе доверие и стал уважаемым членом общества, не подозревавшего о скрытой миссии обаятельного гостя. Он приобрёл роскошную усадьбу в центре города, стал устраивать в ней званые обеды и ужины, творческие и музыкальные вечера, сам музицировал и развлекал высоких гостей.

Короли сантехники в Российской империи, или Невероятная история братьев Млынарских. 10/2018. Фото 2

Новые связи и протекция властей позволили Мариану Казимировичу открыть в Иваново-Вознесенске собственное дело. Началось оно с поставок сантехнических товаров, арматуры, водопроводных, отопительных и газовых принадлежностей. Элитными вещицами заграничного производства Млынарский успешно торговал и приобщал провинциальных жителей к европейской моде. Со временем умному бизнесмену передали подряды по восстановлению и ремонту водопроводных и канализационных систем, разработке и проведению в городе новых коммуникаций. Фирма также предоставляла услуги по электротехническим работам и обслуживала десятки ткацких мануфактур, административные и жилые дома.

Предприятие братьев Млынарских в городе Иваново-Вознесенске стремительно развивалось. Возникла необходимость в открытии собственного офиса — технической конторы, которую возвели на территории обжитой усадьбы. Предпринимателю поручали выгодные подряды на строительство общественных и жилых зданий. Уездный город вскоре превратился в большую строительную площадку. Новые заказы позволяли генерировать рабочие места и эффективно задействовать людские ресурсы. Рабочим хорошо платили, при этом нанимали не только русских, но и представителей многочисленных диаспор.

На рубеже XIX–XX веков Иваново-Вознесенск называли «Русским Манчестером», в котором жили небольшие диаспоры евреев, немцев, швейцарцев, австрийцев, поляков и др. Они бережно сохраняли в своей среде родной язык и культурные традиции. Многие иностранцы работали на местных текстильных предприятиях в качестве инженеров, механиков, мастеров и колористов.

Мариан Казимирович играл важную роль в польской диаспоре. Он помогал нуждающимся землякам, заботился об образовании детей и создавал условия для тех, кто соблюдал традиции католического вероисповедания. Например, в городе не было католического храма, а денег на его строительство в польской диаспоре не нашлось. Предприниматель Млынарский вошёл в положение и предоставил землякам комнату на втором этаже своей конторы, где и был оборудован католический костёл в миниатюре.

Короли сантехники в Российской империи, или Невероятная история братьев Млынарских. 10/2018. Фото 3

Польская диаспора в Иваново-Вознесенске отличалась характерной особенностью. Многие её представители по образованию были химиками. Окончив специальные учебные заведения в Польше, молодые специалисты устраивались на работу к местным мастерам и набирались опыта на химических предприятиях. Если дело у них не шло или платили мало, поляки срывались с насиженных мест и отправлялись на поиски счастья в промышленные центры Российской империи.

Тем, кто добирался до Иваново-Вознесенска, везло больше. Мариан Казимирович помогал землякам устраиваться на местные предприятия. Он настойчиво рекомендовал ивановским фабрикантам нанимать квалифицированных химиков из Польши, и не только за их знания, навыки и мастерство. Провинциальный город жил своими местечковыми понятиями. С подачи Млынарского владельцы мануфактур были уверены, что, принимая на работу иноземцев, они повышают статус своего предприятия. Джентльмен из Москвы уверил ивановских буржуа, что присутствие на фабрике иностранцев влияет на престиж предприятия и повышает его значимость в глазах коллег и общественности. Так и получилось! Все фабриканты Иваново-Вознесенска вскоре начали соревноваться и хвастаться тем, у кого в подчинении больше специалистов-иностранцев. Млынарский был доволен. Он трудоустраивал земляков и убеждал фабрикантов, что их продукция отвечает европейским стандартам, поскольку выпускается под наблюдением и контролем квалифицированных мастеров из Европы. Однако Мариан Казимирович активно помогал не только полякам, но и многим другим диаспорам, например, татарам.

Короли сантехники в Российской империи, или Невероятная история братьев Млынарских. 10/2018. Фото 4

В конце XIX века в Иваново-Вознесенске сформировалась большая мусульманская община, основу которой составляли татары. Млынарский и им находил работу, он нанимал татар в качестве сторожей на свои склады, предприятия и строительные площадки и советовал фабрикантам поступать так же. По мнению Мариана Казимировича, охранники-мусульмане являлись лучшими в своём деле. Прежде всего, они были дисциплинированными и ответственными, не употребляли алкоголь и, следовательно, не пьянели и не теряли бдительность на посту. К тому же суровых татар все побаивались, и не без оснований. Пойманного воришку сторожа наказывали прямо на месте, причём столь жёстко, что навсегда отбивали у преступника охоту воровать.

Все члены польской, татарской и других диаспор Иваново-Вознесенска безмерно благодарили Млынарского и были ему обязаны. Он постепенно обзаводился «своими людьми» на фабриках, в администрации, в кругу чиновников и высшего общества города. Эти люди глубоко уважали и ценили своего покровителя, и были готовы сделать для него что угодно. А «джентльменскому клубу» это и было нужно!

Продолжение следует.