Уже только сама неоднозначность термина «горячая» применительно к воде порождает множество замечаний, протестов и предложений по поводу действующих тарифов на эту услугу. Кое-что в нашей стране всё же делается (например, «многотарифные» счётчики-расходомеры горячей воды). Но, поскольку целиком проблема профессионалами не решается, то, естественно, это становится «делом утопающих», на основании чего в этой статье излагается попытка разобраться в ситуации, определить вариант решения и оценить проявляющиеся новые возможности, задачи и перспективы.

Исходя из этого, здесь не рассматриваются скрытые от потребителя специфические технологические проблемы, связанные с процессами водоподготовки, особенностями того или иного типа системы теплоснабжения, методом транспортировки и пр., хотя именно затраты на них определяют общую стоимость обслуживания, включающую потребление воды на квартиры и на общедомовые нужды (ОДН). Без оспаривания этих стоимостных величин (не в том задача этой статьи) и, мало того, положив их в качестве исходных данных, ситуация здесь рассматривается «с другого конца» — с проблемы справедливого распределения затрат по потребителям и исследования новых возможностей в эксплуатации системы ГВС. Как уже было доказано [1], существующий для системы ГВС принцип начисления платежей преступно несправедлива, а действующее в данной области законодательство [2] крайне ограничивает возможности кардинального решения проблемы, препятствует совершенствованию системы, и поэтому в возможно короткое время необходима его существенная переработка.

В поддержку вышесказанных категоричных утверждений стоит напомнить некоторые обоснования.

Дело в том, что при использовании горячей воды для различных нужд каждый из нас устанавливает необходимые пропорции интенсивностей потоков из горячей и холодной магистралей. И эти пропорции изменяются в зависимости от колебания значений даже допустимых (в пределах 60–75 °C) и недопустимых, но существующих в реальности температурных параметров воды. Причём меняются существенно.

Так, если холодная вода имеет температуру 15 °C, то при температуре горячей воды, нагретой до 60 °C, её расход для поддержания заданных, например, 40 °C будет на 30 % (!) больше, чем тот, который потребовался бы для тех же целей при температуре горячей воды, нагретой до 75 °C. То есть можно допустить, что 1,3 м³ воды с температурой 60 °C должны стоить примерно столько же, сколько стоит 1 м³ той же воды с температурой 75 °C.

Это значит, что при существующей методике («платы за кубометры») нет стабильности цены за услугу одного и того же качества, оказываемую даже одним и тем же поставщиком воды и тепла.

Таким образом, чем ниже температура горячей воды в точке разбора, тем большее её количество требуется для достижения заданной потребителем температуры смеси, и, следовательно, возрастает стоимость этой услуги. Кроме того, к стоимости этой воды обычно добавляют часть общедомовых нужд (ОДН), которые распределяются между всеми жильцами. Причём жильцы, у которых из крана течёт менее горячая вода (а, значит, и расход её увеличен), безосновательно оплачивают по этой статье больше, что ещё усугубляет несправедливость методики расчётов.

Предложена [2] система учёта стоимости услуг горячего водоснабжения на основе показаний счётчика расхода с встроенным в него устройством для постоянного ввода поправочного коэффициента Kt (рис. 1) тарифа, зависящего от температуры подогретой (а не горячей, так точнее) воды в точке разбора.

Некоторые потенциальные возможности развития системы оплаты услуг ГВС с учётом их качества . 9/2017. Фото 1

В отличие от действующего порядка начисления платы, эта система позволяет существенно уравнять в цене одинаковые по качеству услуги, независимо от неизбежных температурных колебаний воды в различных частях многоквартирного дома, и сделать более объективным распределение долей оплаты компонентов горячего водоснабжения в общедомовых расходах.

Степень несуразности действующей системы начисления платежей за услуги ГВС, исходя из цены кубометра «горячей» воды, независимой от её температуры, можно проиллюстрировать следующим.

Основные параметры холодной и горячей воды в смеси, используемой для бытовых нужд, связаны следующей простой формулой:

t1Vгв + t2Vхв = t3(Vгв + Vхв),

где (и в табл. 1) t1 — температура горячей воды, °C; t2 — температура холодной воды (примем её равной 15 °C); t3 — заданная температура смеси (зададимся величиной 40 °C); Vгв — доля объёма горячей воды в смеси, %; Vхв — доля объёма холодной воды в смеси, %.

Последние (Vгв и Vхв) величины определяются из семейства термоэквивалент (рис. 2, пояснения см. [2]). При этом имеется в виду, что V = Vгв + Vхв — объём воды, затраченной на процедуру (принимается за 1 м³ или 100 %).

Некоторые потенциальные возможности развития системы оплаты услуг ГВС с учётом их качества . 9/2017. Фото 2

Далее расчётами определим величины Σгв, Σхв и Σсм — стоимость, соответственно, горячей и холодной воды, содержащихся в 1 м³ (100 %) смеси и суммарная стоимость (Σсм = Σгв + Σхв) этой смеси с учётом коэффициентов Ki (взяты из графика на рис. 1); Σсм0 — стоимость 1 м³ (100 %) смеси холодной и горячей воды без учёта качества услуги (Σсм0 = VгвTгв + VхвТхв), то есть рассчитанной в соответствии с ныне действующим положением, то есть Σсм0 = VTгв.

Все расчётные данные (табл. 1) получены с учётом тарифов на горячую и холодную воду (Тгв = 180,55 и Тхв = 35,40 руб/м³, соответственно), действующих в Москве с 1 июля 2017 года.

Некоторые потенциальные возможности развития системы оплаты услуг ГВС с учётом их качества . 9/2017. Фото 3

В графическом виде эти же данные представлены на рис. 3. Здесь особенно наглядно проявляется тот факт обсчёта потребителей, который происходит из-за отказа от оценки качества услуг ГВС.

Некоторые потенциальные возможности развития системы оплаты услуг ГВС с учётом их качества . 9/2017. Фото 4

Из анализа кривых Σсм0 и Σсм очевидно следующее. Если для какой-либо процедуры потребитель нуждается в воде температурой t3 = 40 °C (см. по оси абсцисс), то при температуре горячей воды t1 = 75 °C каждый её кубометр обойдётся в 92,88 руб. Если же t1 опустится до 60 °C, то цена его возрастёт до 116,05 руб., хотя должна опуститься (что и предлагается учесть) до 89,97 руб. и т.д.

Наконец, если температура «горячей» воды опустилась до t1 = 40 °C (бывает и такое, и даже ниже), то заплатим «по полной» (180,55 руб.)! А полагалось бы всего лишь по 72,23 руб. за кубометр.

Очевидным наглядным результатом несоответствия горячей воды температурным нормам для многих из нас является то, что её потребление зачастую равно или даже превышает расход холодной.

Приведённых примеров вполне достаточно для осознания необходимости принятия соответствующих мер. И здесь надо отметить, что реализация предлагаемого метода исчисления оплаты услуг ГВС невозможна с использованием лишь приборов из арсенала общедомовых приборов учёта (ОДУ), поскольку необходимо регистрировать текущую температуру воды, а не суммарные тепловые характеристики (например, количество затраченных гигакалорий за какой-то промежуток времени). И вот почему.

Предположим, что пять дней в течение недели потребитель получал горячую воду с температурой 75 °C, а два дня — с температурой 25 °C. Но, хотя общее количество полученного потребителем тепла или среднее значение температуры при этом было вполне приемлемым, тем не менее, самое важное здесь то, что в течение двух суток потребитель был лишён услуг ГВС и при этом вынужден был оплачивать их в обычном порядке.

Регистрация таких фактов возможна лишь при непрерывном контроле температуры воды и вполне осуществима при использовании современных средств электроники и вычислительной техники.

А такие всеобъемлющие сведения дадут специалистам возможность своевременно диагностировать состояние системы, оценить характер неисправности и серьёзность ситуации и принять соответствующие меры.

Объективность только этого метода позволит достоверно оценить работу системы ГВС с точки зрения энергои ресурсоэффективности и в случае необходимости вынудит управляющую компанию (УК) принять своевременные необходимые меры. Суть в следующем.

Тариф на ГВС устанавливается исходя из затрат на нагрев воды, например, до 75 °C. Но в какие-то квартиры поступает вода меньшей температуры, а, значит, теперь они и платить будут меньше. Это вызовет явное несоответствие собираемых с потребителей сумм затратам на подготовку горячей воды (с учетом ОДН).

Тогда управляющая компания, стремясь восстановить баланс, будет вынуждена увеличить тариф на горячую воду. Размер этого вынужденного увеличения и может служить наглядным и объективным критерием качества мероприятий по энергои ресурсоэффективности системы ГВС дома. А для ликвидации этого несоответствия компания будет вынуждена повысить качественные характеристики системы ГВС (теплоизоляция труб, улучшение циркуляции и пр.), то есть произвести своевременные ремонтные работы. Но, зная «ушлость» некоторых наших работников ЖКХ, надо обратить внимание на объективность оценки исходных параметров системы, поскольку при их завышении эксплуатационники получают некую «фору», которая позволит им некоторое время работать без должной отдачи.

Представляется, что вышеизложенное будет интересным для Операторов учёта, создаваемых в настоящее время при участии Рабочей группы Экспертного совета при Правительстве РФ по вопросам повышения энергоэффективности. Ведь, как отмечалось, «основная цель, на достижение которой должна быть направлена деятельность Операторов учёта, — получение и предоставление объективной и достоверной информации о параметрах потребляемых коммунальных услуг на всех уровнях их учёта» [3].

Кроме того, в отличие от ныне используемых данных, статистика и анализ результатов измерений по предлагаемому методу действительно могут быть (в соответствии с методом аналогий [4]) положены в основу определения нормативов потребления ГВС в домах, где по какойлибо причине нет возможности установить необходимые приборы учёта.

То, что неизбежная реализация предлагаемой системы оценки услуг ГВС, к сожалению, связана с большими затратами времени и сил, абсолютно оправдано, поскольку наши огромные переплаты из-за завышенных показаний счётчиков значительно превышают те средства, которые нужны на наши разработки.

При этом чаще всего гораздо более значительные деньги расходуются на решение несравненно менее значимых и сложных проблем.

Например, по Постановлению Правительства РФ от 20 сентября 2014 года № 961 были выделены средства на «создание общедоступного банка данных о наиболее эффективных технологиях…». Цель финансирования — «разработка и утверждение справочника о наиболее эффективных технологиях… в ЖКХ».

В этом списке одно время были те, которые действительно удивляют своей «эффективностью». Некоторые фирмы извещали: «Затыкаем канализацию должникам за коммунальные услуги». Без комментариев!

Список был существенно переработан после того, как к нему было привлечено внимание Счётной палаты РФ. И в адресованном мне письме (№13-121/13-03 от 10 марта 2017 года, аудитор Ю. В. Росляк, исп. В. В. Пахарев) отмечено, что предложение о совершенствовании методики тарифообразования в системе ГВС «будет учтено Счётной палатой при планировании и проведении контрольных и экспертно-аналитических мероприятий».

Ещё раньше (письмо №13-305-ОГ/04 от 15 апреля 2016 года) директор Департамента ЖКХ Минстроя РФ О.Н. Демченко заверил, что «Минстрой России… постарается учесть представленные замечания и предложения в своей дальнейшей работе». Вероятно, все стараются.

А пока подгруппа «Интернет + Город» IT-комиссии при помощнике президента Игоре Щеголеве готовит новый масштабный проект в сфере ЖКХ. На этот раз инновации коснутся сбора показаний приборов учёта. Совсем скоро, по словам разработчиков, «они будут собираться дистанционно. Созданием проекта дистанционного сбора данных приборов учёта совместно занимаются Минэнерго, ФАС России и Минстрой. Работа над законодательной базой уже началась и медлить с ней не предполагается». Логика странная: вместо освобождения от переплат нас освобождают от «тяжкого труда», связанного с необходимостью ежемесячной передачи показаний счётчиков. Здесь надо бы по традиции задаться вопросом «Кому это выгодно?».

Совсем недавно было объявлено [5], что «в Москве сформируют перечень инновационных и энергосберегающих технологий, а также высокотехнологичного оборудования, которые могут быть применены в работе комплекса ЖКХ… По словам главы направления «Городское хозяйство» Института экономики города Владилена Прокофьева, сегодня наиболее значимы инновации, касающиеся экономии различных энергоносителей в жилом фонде столицы». Но все инновации сводятся в основном к мероприятиям на уровне вкручивания энергосберегающих лампочек в подъездах.

Хочется надеяться, что всё-таки изыщутся средства и на сложные и ответственные работы по поднятой здесь важной проблеме. И, разумеется, первым шагом должно явиться создание экспертной группы (или, может быть, тендерной комиссии), призванной определить план работ и круг их исполнителей. Хотелось бы, чтобы при творческом подходе к проблеме были изучены и появляющиеся новые возможности повышения эффективности системы горячего водоснабжения. Из их числа не хотелось бы обойти вниманием, по крайней мере, следующие четыре.

1. Установленный диапазон температур горячей воды (60–75 °C) определён, в частности, санитарными службами из-за необходимости защиты от бактерий легионелл. Соблюдение этих заданных температурных параметров является до сих пор единственным широко используемым способом борьбы с ними, хотя существуют (или ещё могут быть разработаны) и другие эффективные методы. Например, химическая обработка воды с помощью диоксида хлора (ClO2) и др. Но, что ещё касается негативных воздействий горячей воды на человека, то известно, что уже при температуре +50 °C частичные ожоги кожного покрова возникают после 90 секунд её воздействия.

Это наводит на мысль о целесообразности изменить температурные нормы для горячей воды в сторону их понижения. Очевидно, что такое нововведение дало бы возможность существенной экономии топливных ресурсов, хотя одновременно повысило бы требования к качественным характеристикам системы ГВС (теплоизоляция, циркуляция и пр.).

Такая корректировка температурных норм для горячей воды кажется вполне допустимой, если учесть, что никто, благодаря разумным общеизвестным рекомендациям санитарных служб, не использует её, например, для приготовления пищи. Кстати, температура выше 75 °C приводит и к повреждению пластикового участка водопровода, который есть во многих современных квартирах.

2. Склады предприятий-изготовителей, наверно, переполнены счётчиками-расходомерами воды. Тому свидетельства — навязчивые извещения нам о якобы наступившей необходимости поверки или замены ещё не утративших право на законную эксплуатацию приборов.

Пожалуй, единственный достойный выход производителей из этого положения — это подумать о разработке конструкции специальной приставки к уже произведённым счётчикам. Она должна содержать элементы (термометр, усилитель и пр., см. блок-схему в [1] или другие возможные предложения), недостающие для того, чтобы прибор осуществлял новые функции.

3. Придерживаясь уже занятой позиции потребителя, надо признать, что никого не волнует температура горячей воды, если она даёт возможность смешиванием её с холодной получать комфортные условия для осуществления бытовых нужд. Исходя из этого, можно заключить, что в принципе было бы достаточно одного счётчика на смеситель. Ведь стоимость услуги (в данном случае ГВС) должна, прежде всего, определяться её качеством. И, если путём смешения «горячей» воды с холодной возможно получить температуру смеси 45–50 °C, то это устроило бы, пожалуй, всех. А расчёт стоимости услуг следовало бы производить и периодически корректировать, исходя из средней (может быть, сезонной) температуры холодной воды и требуемой для выполнения этого условия температуры горячей.

4. В случае принятия идеи, изложенной выше в пункте 3, возникнет и задача совершенствования конструкции смесителей. Уже известны и применяются (как всегда, не у нас!), например, краны-смесители Koolhaus. Этот отличающийся своим дизайном (опять упрёк нам!) прибор «измеряет количество используемой воды. Расход отображается на мониторе, который размещён на верхней стороне крана. Помимо наглядной демонстрации, кран также имеет возможность подключиться к компьютеру, чтобы вести долгосрочный учёт потраченной воды». Надо отметить, что разработчики этого крана (как и наши производители счётчиков расхода) абсолютно безосновательно утверждают, что их изделия позволяют «экономить каждую каплю воды». На самом деле, эти устройства лишь побуждают пользователя к её экономии, но не дают ему возможности активно воздействовать на её расход. Существенно облегчить достижение этой цели помогут рекомендации [6] по созданию крана-смесителя, реализующего два режима истечения (обычный и дискретно-принудительный) и необходимое вычислительное устройство. Вполне определённо, что такая конструкция устройства была бы весьма востребована.

В заключение логично предположить, что лица, во многом определяющие инновационную политику ЖКХ, должны бы уделить внимание публикациям на эту тему. Тем не менее, какой-либо их реакции автором данной статьи не замечено.

Надеемся, что с этим материалом ознакомятся: Г. П. Хованская (Государственная Дума ФС РФ), С. В. Разворотнева (НП «ЖКХ Контроль»), В. Г. Семёнов (НП «Ростепло»), Г. В. Гришин (НП «ОППЧ «Метрология и энергосбережение»), С. В. Калинина (ОНФ), В. И. Ильичев (РААС), А. И. Николаев (ПАО «Институт экономики ЖКХ» при Минрегионразвития РФ), В. Г. Королёв (ФАС РФ).