Что относится к компетенции ГУП «Мособлгаз»? Д.А: В сферу нашей деятельности входит газоснабжение потребителей Московской области, обеспечение промышленной безопасности при эксплуатации газопроводов, распределение газа и техническое обслуживание газопроводов. Кроме того, мы являемся поставщиками газа для населения Московской области. В Московской области около 2млн 600 тыс. квартир и домовладений, которые пользуются газом. Приборов — газовых плит, водонагревателей, отопительных котлов— естественно больше. По своей структуре мы являемся газораспределительной организацией, зарегистрированной в реестре естественных монополий. Естественный монополизм в нашей отрасли обоснован тем, что было бы нелогично к одной и той же котельной подводить две трубы разных собственников. Мы не сторонники монополий советского типа и не стремимся монополизировать все газоснабжение Подмосковья. Однако для успешного развития экономики необходимо строго контролировать процесс газоснабжения, но не путем монополизации и поглощения конкурентов, а с точки зрения упорядочивания отношений и разграничения ответственности в данном секторе рынка. Требования, которые предъявляются государством при выполнении тех или иных работ, должны быть одинаковы для всех — как для нас, так и для других. Возможна ли будущая приватизация ГУП «Мособлгаз»? Кто может стать потенциальным собственником? Д.А: У ГУП «Мособлгаз» есть собственник — это Московская область, от имени которого правительство Московской области может принимать решения о переводе предприятия в другую форму собственности. Сегодня уже есть решение, что Мособлгаз должен стать акционерной компанией. Это очень серьезный вопрос, и его стоит тщательно прорабатывать. Что касается будущих акционеров, то думаю, что одним из первых акционеров будущей компании станет Газпром. Насколько нам известно, Мособлгаз выпустил облигации. Для чего это было сделано? Хватает ли Вам собственных оборотных средств, пользуетесь ли Вы кредитами? Д.А: Облигационный заем был выпущен для опережающего финансирования строительства. Это один из первых займов, который был выпущен государственным предприятием. Кстати, весь займ был раскуплен за 1,5 часа. Кредитами мы практически не пользуемся. Нам хватает собственных оборотных средств. Наши затраты на эксплуатацию газовых сетей компенсируются ростом объемов газопотребления в Московской области, который составляет около 800 млн м3 газа в год. Если вас интересуют финансовые показатели, то чистая прибыль составляет 447 млн руб., которые мы направляем на финансирование программы газификации Московской области. Мособлгаз за счет собственных средств строит межпоселковые газопроводы. Одной из важнейших задач, поставленных Губернатором Московской области, является перевод на использование газа всеми котельными, работающими сейчас на других видах топлива, во всех крупных населенных пунктах. За счет этого снизятся расходы бюджетных средств на закупку различных видов топлива, так как газ сегодня дешевле. Рассчитав экономическую целесообразность вложения средств, Федеральная служба по тарифам утвердила эту программу. Каких показателей достиг Мособлгаз на сегодняшний момент? Д.А: Сегодня мы транспортируем около 16 млрд м3 газа в год. По этим показателям впереди нас только Москва с 2 8 млрд м3.В других областях потребления газа меньше. Это и понятно, так как в Московской области сосредоточены значительные людские ресурсы, большое количество крупных промышленных предприятий. По составу технологического оборудования мы являемся крупнейшей организацией в Российской Федерации. Из 35 тыс. км газопроводов Московской области нам принадлежат около 25 тыс. км. Это все межпоселковые газопроводы, а также газопроводы высокого и низкого давления. Из оставшихся 10 тыс. км основную массу составляют отрезки, которые находятся на балансах различных предприятий и других собственников: такие газопроводы, которые, к примеру, находятся внутри дачных поселков, на территории закрытых войсковых частей, промышленных территорий и других подобных объектах. Нам принадлежат 10 тыс. газорегуляторных пунктов, 6000 станций катодной защиты и другое оборудование газовой инфраструктуры области. Срок эксплуатации трубопроводов составляет 40 лет. В настоящее время проходит диагностика сетей и оборудования на предмет дальнейшей эксплуатации или срочной замены. В свое время по объективным причинам не велся обширный капитальный ремонт. И сейчас приходится за это расплачиваться. Вкладываются колоссальные суммы. В 2005 году на эти цели было затрачено 450 млн руб., по сравнению с 50 млн руб. в 2002 году. Сложна ли процедура газификации? Д.А: Вся необходимая информация по вопросам газификации есть у нас на сайте. Процесс подготовки необходимых документов простым, конечно, я назвать не могу. Но, если кто-то полагает, что все эти требования — выдумка Мособлгаза, то это не так. Мы лишь собрали всю законодательную базу, которая существует в Российской Федерации, и выбрали оттуда то, что относится к газификации, создали перечень документов, описали процедуру и порядок прохождения инстанций и оформления документов. Мы сами понимаем, что на сегодняшний день эта процедура достаточно сложна и забюрократизирована.Но я еще раз повторяю, не мы выпускаем нормативные акты. Нам приходится их только выполнять и требовать их выполнения от других. В 90-е годы система контроля была сильно ослаблена. Это было на руку большинству новых игроков на рынке. Судите сами, вместо 20 строительных организаций, которые работали на территории Московской области, на данный момент зарегистрировано 560. Сейчас, когда система восстанавливается и наводится порядок, это не всегда находит понимание у многих компаний. Над нами тоже стоит огромное количество контролирующих организаций, в частности, Ростехнадзор, Федеральная антимонопольная служба, Федеральная служба по тарифам. Прежде всего, мы очень требовательны к себе, но и со своей стороны будем предъявлять жесткие требования другим. Со своей стороны Вы предлагаете какие-либо инициативы по упрощению данных процедур? Д.А: Конечно. Было бы странно, если бы не предлагали. В апреле 2006 года Мособлгаз был выбран в наблюдательный совет Российского газового общества. В связи с этим мы будем направлять свои предложения по упрощению данных процедур. Российское газовое общество — это некоммерческое партнерство, которое отстаивает свои интересы и выносит на рассмотрение государственным органам предложения по вопросам, касающимся «газового сектора» экономики в целом. Ее участники — это не только крупные газовые и нефтяные компании, но и независимые производители газа, строители, организации, которые занимаются эксплуатацией и сервисным обслуживанием газовых сетей, проектировщики, то есть полный спектр тех, кто работает на газовом рынке России. Мы будем работать над этим, так как сами понимаем, что объем документов очень большой, а процедура довольно сложна. Как обстоит дело с кадрами, оплатой труда, а также повышением квалификации и аттестацией сотрудников? Д.А: Заработные платы у нас достаточно высокие. У нас принцип не много получать, а много зарабатывать и много работать. Здесь можно привести некоторые цифры. Когда я сюда пришел четыре года назад, зарплата рядового сотрудника составляла 4500–5000 руб., а сегодня зарплата нашего специалиста составляет уже около 16 тыс. руб. Кроме того, учетной политикой предприятия предусмотрено, что после выплаты всевозможных налогов и отчислений, определенную сумму денег, заработанную, в том числе от реализации оборудования и строительства газопроводов, мы имеем возможность направлять на выплату премий нашим специалистам. В связи с этим люди начали лучше работать. Раньше мы не могли платить квалифицированным людям большую зарплату и качественно проводить обучение, сейчас эта проблема отчасти решена, и уже на данном этапе мы можем привлекать квалифицированные кадры. Обучение и аттестация специалистов происходит круглогодично в Учебно-курсовом комбинате (УКК) в Люберцах. Обязательную аттестацию проходит один раз в год рабочий, и раз в три года инженерно-технический персонал. Кроме того, когда возникает необходимость освоить работу с новым видом оборудования, сначала преподаватели сами проходят обучение и аттестацию либо на заводе производителя, либо представители завода приезжают к нам и проводят серию занятий с преподавателями. При появлении нового ассортимента приборов, представители производителя сами оборудуют класс, в котором и проходит обучение специалистов по обслуживанию оборудования данного производителя. В УКК происходит модернизация специальных стендов, на которых обучаемые на практике отрабатывают полученные теоретические знания. Когда невозможно собрать для обучения большую группу людей в Люберцах, мы проводим выездные семинары на местах в территориальных трестах. Некоторые компании, работающие в секторе газового оборудования, говорят, что Мособлгаз навязывает свое оборудование. Так ли это? Д.А: Мы не навязываем, а предлагаем то, чем торгуем, и в этом не отличаемся от других участников рынка. Что касается выбора оборудования, с которым мы работаем, то это оборудование компаний, у которых внятная торговая и производственная политика и «чистая таможня».Мы не работаем с «черным» и «серым» импортом. У нас очень серьезное отношение к поставщикам. Прежде всего, мы требуем от производителя серьезно «отрабатывать рекламации» по поводу работы газового оборудования, которое эксплуатируется в России. Второе, при подписании соглашения мы требуем от производителя, чтобы он продолжал выпускать запасные части на протяжении всего срока эксплуатации газового оборудования — а это 10–15 лет— даже после снятия модели с производства. Серьезные производители, которые думают о реальном рынке, идут на это. В данном случае мы жестко стоим на своей позиции. Мы предлагаем покупателю то оборудование, которое мы можем обслужить, к которому у нас есть запасные части, и монтаж которого производит обученный персонал. Если потребитель хочет установить другое оборудование — пожалуйста. Нужно только подписать с нами «Акт разграничения ответственности»: вот до этого момента— отвечает Мособлгаз, после этого— сам потребитель. Потребитель, строитель и иные заинтересованные лица не любят подписывать эти акты, потому что это официальный документ, и он возлагает на каждую сторону юридическую ответственность. Мы берем на себя ответственность, а многие этого делать не хотят. Мы и в будущем планируем работать на рынке газового оборудования. Мы будем продавать новое оборудование — мы будем его обслуживать, отвечать за его нормальную работу. И тем, кому это неудобно, мы выражаем свое понимание, но свою политику в этой сфере менять не собираемся. Можете ли Вы в данный момент составлять конкуренцию другим участникам рынка газового оборудования? Д.А: Оборудование в наших магазинах и сервисных центрах не дешевле, чем у других продавцов на рынке. Но есть ряд неоспоримых преимуществ, которые в совокупности, по оценкам специалистов, пока встречаются только у нас. Первое, мы не используем «серые» схемы поставки оборудования. Второе,— наши аварийные службы расположены таким образом, что они способны в течение 20–40 минут добраться до любого потребителя Подмосковья. Ни одна другая организация такой возможности сегодня не имеет. Попробуйте добраться в пятницу вечером из Москвы хотя бы до Красногорска. Это является одним из наших главных преимуществ. Сюда же можно отнести преимущества по стоимости сервисных и ремонтных работ, которые мы выполняем по единому прейскуранту, доступному любым слоям населения. И опять же, повторюсь, мы предлагаем только то оборудование, которое мы можем обслужить, к которому у нас есть запасные части и монтаж которого производит обученный персонал. Рынок еще развивается, и у нас есть неплохие перспективы составить конкуренцию и в других сегментах рынка газового оборудования. Существуют ли у Вас конфликты с какими-нибудь фирмами-участниками рынка газового оборудования? Д.А: Мы предъявляем очень высокие требования к монтажу газового оборудования по одной простой причине— нам не хочется через день-два после начала его эксплуатации приезжать к потребителю и устранять те недостатки или аварийные случаи, которые произошли не по нашей вине, а из-за несоблюдения технических норм и предписаний. Строитель построил и ушел, а все, что касается дальнейшей эксплуатации, в большинстве случаев, ложится на потребителя и на нас. Приведу пример. Был проведен газопровод в один из поселков Московской области. Прокладку и технический надзор вели сторонние организации. Но когда случилась авария, именно Мособлгазу пришлось всю зиму мучиться с ледяными пробками в этом поселке. Заметьте, не строители, и не те, кто вел технадзор, а Мособлгаз, в лице Егорьевского треста, вынужден был исправлять ситуацию. Кроме этого, мы вынуждены принимать такие газопроводы к себе на баланс. Это делается для того, чтобы не разбивать целостность системы газообеспечения. Некоторым не нравится, что мы прилагаем много усилий для сохранения целостности этой системы, и тогда появляются всякие спекуляции о монополизме Мособлгаза. К сведению, на сегодняшний момент существует 600 км «бесхозных» сетей в Московской области. Это достаточно серьезная цифра, так как это не только сети низкого давления, это и межпоселковые газопроводы. И они лежат кусками в общей системе. Я считаю, что система газораспределения это единый комплекс и его разрывать нельзя. Потребитель, который построил себе газопровод и взял его на баланс, должен понимать, что вся ответственность за техническое состояние, обслуживание, ремонт и его содержание лежит на нем. Вы не представляете, сколько километров газопроводов, находящихся якобы на балансе различных некоммерческих партнерств, откровенно говоря, «валяются» без обслуживания. А ведь здесь напрямую затрагиваются вопросы безопасности целого региона! Некоторые наивно полагают, что Мособлгаз будет за все отвечать. Это не так: фирмы, на балансе которых находятся эти участки, обязаны будут взять всю нагрузку и ответственность на себя или платить за облуживание. По-моему, такая позиция полностью соответствует принципам рыночных отношений. Если ты хочешь быть собственником и заявляешь о своих правах, то, будь добр, неси бремя содержания своей собственности и всю меру ответственности. То есть получается, что Мособлгаз в конечной инстанции является ответчиком за все неправильно произведенные работы, произведенные недобросовестными фирмами? Д.А: Я бы не ставил так вопрос, но в своей работе нам приходится сталкиваться с мыслимыми и немыслимыми нарушениями действующих норм по установке газового оборудования. Например, котел установлен в бывшем туалете, а рядом с ним канистра с бензином. Но если что-то произойдет, то прокурорские работники, прежде всего, заставят писать объяснения нас, несмотря на то, что к нам в данном случае это не имеет никакого отношения — этот дом в эксплуатацию мы не принимали, и у нас по документам его просто не существует. А у строителей этот дом прошел, деньги они получили. В этом случае мы обязаны отключить подачу газа, потому что в соответствии с правилами эксплуатации мы не имеем права подавать газ в неисправные газовые приборы и при неправильном монтаже газового оборудования. Другой пример. В Мытищах 600 «брошенных» газовых котлов. Никто эти котлы не обслуживает, не следит за их исправной работой. Фирма продала котлы и пропала. Когда у человека возникает проблема, он звонит в 04 и попадает в нашу аварийную службу, которая вынуждена принять меры по устранению аварии. Внутридомовое оборудование… Это не наша задумка— вывод из цены газа стоимости технического обслуживания внутридомового газового оборудования. Это требование федеральных законов. Данную реформу планировали произвести еще в 90-х годах, но только Жилищный кодекс РФ поставил жирную точку— ответственность за содержание имущества, находящегося у разных собственников, несет на себе собственник. Мы никогда не являлись собственниками газовых плит, мы не являлись собственниками внутридомовых газопроводов. Раздел нашей балансовой принадлежности— это кран на вводе. До крана на вводе отвечаем мы. Газопровод после крана на вводе принадлежит к инженерной инфраструктуре дома. За это отвечает собственник дома. Если гражданин приватизирует квартиру, значит, он приватизирует все имущество, которое там есть. Значит он обязан нести затраты на содержание газового оборудования, сантехники и др.Если квартира не приватизирована, то все газовое оборудование принадлежит собственнику жилплощади (муниципалитету, ведомству и так далее) и без ведома собственника никто не имеет право поменять внутридомовое газовое оборудование (плиту, например, или газовую колонку). Обслуживание, ремонт внутридомовых газовых сетей входит в коммунальные платежи на содержание и ремонт инженерной инфраструктуры дома. Так вот, в структуру квартплаты с 2006 года, стандартом оплаты за коммунальные платежи, Министерство экономики внесло этот параграф. И теперь, если квартиросъемщик неприватизированной квартиры заплатил за ремонт плиты, он имеет право представить эти затраты в ДЭЗ, в РЭУ, либо в другую эксплуатирующую организацию и ему обязаны возместить эти затраты. У них теперь есть деньги на это Мособлгаз выполняет теперь работы по техническому обслуживанию внутридомового газового оборудования по договорам. Договор— это четкая правовая основа для качественного проведения работ и гарантированная оплата. Предполагается, что возникнут новые организации, и, может быть, у них будут иные условия, чем в Мособлгазе, но мы проводим работы в соответствии со стандартом отрасли. Это единственный нормативный документ, который определяет объем выполняемых работ. Если другие организации не будут придерживаться этого объема, то это может привести к негативным последствиям. У нас стоимость рассчитана из объема выполняемых работ. Мы согласны, что стандарт предъявляет высокие и жесткие требования к обслуживанию, но вопрос связан с безопасностью. Как другие организации будут выполнять работу, мы пока не знаем. Наша гарантия — подпись сотрудника Мособлгаза, и если возникают негативные последствия после выполненных работ, мы понимаем, что возникает юридическая ответственность. Если житель не согласен, что работы выполнены в полном объеме и качественно, он имеет полное право не подписать акт и не заплатить деньги. И когда наш слесарь придет с неподписанным актом к нам, то уже мы будем разбираться, почему это произошло. Житель имеет право ознакомиться с тем объемом работ, который должен выполнить слесарь. У специалиста с собой должен быть прейскурант и перечень обязательных работ. Это позволит потребителю контролировать процесс технического обслуживания и стоимость работ. Качество обслуживания населения мы должны поставить на очень высокий уровень и будем требовать его выполнения от своих сотрудников. Как у Вас обстоят дела с двусторонней связью с потребителями и средствами массовой информации? Д.А: Три года назад мы открыли официальный сайт — www.mosoblgaz.ru, где можно размещать проблемные вопросы. Ни один вопрос не остается без внимания. Кроме того, на многих автотрассах Подмосковья были установлены рекламные щиты с указанием многоканального телефона, на который каждый может позвонить и задать любой вопрос, касающийся деятельности Мособлгаза. Мы не являемся закрытой для населения структурой и пытаемся быть гибкими и идти в ногу со временем. Мы постоянно посещаем ваш электронный форум— www.forum.c-o-k.ru. Для нас это площадка гласности и критики, возможность узнать, что мы где-то что-то делаем неправильно. Вы нам помогаете замечать наши ошибки. Но хотел бы подчеркнуть, что прежде, чем нас в чем-то обвинять, надо сначала разобраться. Хотелось бы, чтобы критика была конструктивной, обвинения — не голословными, обращения и жалобы — не анонимными. Руководство ГУП «Мособлгаз» в самую первую очередь заинтересовано в добросовестности и честности своих сотрудников. Если у вас вымогают деньги или кто-то из сотрудников придумал схему личного обогащения, вы всегда можете позвонить в приемную. Каждый звонок, который поступает в приемные или аварийные службы, записывается, рассматривается и проходит процесс архивации. Его стереть не может ни один сотрудник приемной или аварийной службы. Чем больше информации с мест от людей, тем легче решаются вопросы эффективного управления компанией. Вы поймите, что если даже целыми днями я буду ездить по трестам, я все равно всех недостатков не увижу. Мы стараемся построить открытую компанию. Если существует потребность, мы готовы собрать пресс-конференцию и ответить на все адресованные нам вопросы. ГУП МО «Мособлгаз», образованное в 1958 году, в период активной газификации, эксплуатирует одно из крупнейших в России газовых хозяйств— Подмосковное: 34,244 тыс. км подземных газопроводов, 1,638 тыс. км надземных. Газифицировано более 2,6 млн квартир, в том числе 300 тыс. квартир на сжиженном газе, свыше 986 промышленных и 380 сельскохозяйственных предприятий, а также 942 котельных. Уровень газификации жилищного фонда Московской области составляет 98,2%, в том числе в сельской местности природным газом — 77,2%. Большая часть объектов снабжается природным газом, реализация которого ежегодно составляет свыше 15 млрд м3, сжиженного— 52 тыс. т. Защищенность подземных газопроводов от электрохимической коррозии составляет 99,9%. В ГУП МО «Мособлгаз» сегодня входят 25 филиалов: Мытищинский, Одинцовский, Коломенский, Подольский, Ступинский, Ногинский, Серпуховский, Химкинский, Балашихинский, Орехово-Зуевский, Дмитровский, Клинский, Раменский, Егорьевский, Сергиево-Посадский, НароФоминский и Красногорский тресты газового хозяйства, Пушкинская, Ногинская, Дубненская, Люберецкая, Звенигородская, Зарайская газораздаточные станции сжиженного газа, Предприятие по защите газовых сетей от коррозии, Клинский завод по изоляции труб. Основой эксплуатационной структуры треста являются районные и городские эксплуатационные службы, осуществляющие работы на территории всего треста. К числу таких служб относятся: ? аварийно-диспетчерская с филиалами в городах и крупных населенных пунктах, удаленных от треста более чем на 30 км; ? службы подземных газопроводов, внутридомового газооборудования, защиты газопроводов от электрохимической коррозии; ? режимов газоснабжения и мастерские. Всего в отрасли занято более 8000 человек, 150 из которых награждены орденами и медалями за вклад в развитие газификации Московской области, 40 — удостоены почетных званий отрасли. ГУП МО «Мособлгаз»— неоднократный победитель конкурсов среди газовых хозяйств России. БОЛЬШАКОВ Дмитрий Александрович Родился в 1965 г. в г. Муроме Владимирской обл. После окончания Муромской средней школы поступил в Московское высшее общевойсковое командное училище им. Верховного Совета РСФСР, которое окончил в 1986 г. После окончания МВОКУ прошел путь от командира взвода до старшего военного эксперта МИД РФ. С мая 2002 г. является генеральным директором ГУПМО«Мособлгаз». В настоящее время проходит обучение в Российском государственном университете нефти и газа им. Губкина.