Прежде чем перейти к рассмотрению проблематики реализации проектов малой энергетики в России, необходимо определиться, что же такое малая энергетика. Так случилось, что экспертное сообщество понимает под малой энергетикой одно, а законодательство — абсолютно другое. Необходимо продемонстрировать, как экспертное сообщество видит малую энергетику. Проблема скрывается в том, что существует множество понятий, терминов и определений данного явления. Малую энергетику ещё именуют децентрализованной энергетикой, малой распределённой энергетикой, автономной энергетикой и т.д. Но всё-таки для того, чтобы разрабатывать законодательство в данной сфере, необходимо, конечно же, разработать для начала унифицированное понятие и терминологию, обозначающую рассматриваемое явление, которую можно было бы закрепить впоследствии в законодательстве.

На пути к решению данной проблемы дальше всех продвинулась в данном направлении, на наш взгляд, Технологическая платформа «Малая распределённая энергетика». Это платформа, которая была создана для координации усилий экспертного сообщества, представителей компаний в данной сфере, государства и науки для обсуждения проблемных вопросов. Одной из целей данной платформы является разработка и внесение конструктивных изменений в действующее законодательство. Определение термина «малая распределённая энергетика», которое было сформулировано Экспертным советом Технологической платформы, является наиболее авторитетным: «это генерирующие объекты мощностью от 1 до 50 МВт, расположенные в непосредственной близости от потребителя с возможностью использования систем накопления энергии и технологий Smart Grid».

Опыт реализации инвестпроектов в сфере малой энергетики в России: правовые аспекты. 6/2016. Фото 1

Необходимо продемонстрировать, как экспертное сообщество видит малую энергетику. Проблема скрывается в том, что существует множество понятий, терминов и определений данного явления. Малую энергетику ещё именуют децентрализованной энергетикой, малой распределённой энергетикой, автономной энергетикой и т.д.

Примечательно, что именно Экспертный совет Технологической платформы относит к распределённой энергетике объекты, которые используют возобновляемые источники энергии для производства электроэнергии и тепла, а также технологии когенерационной выработки энергии. Иными словами, два источника. Но необходимо отметить, как всё-таки видит государство малую энергетику. Проблема состоит в том, что на сегодняшний момент отсутствует законодательное закрепление термина «малая энергетика» либо же «распределённая генерация», либо аналогичная альтернатива. Нет специального правового регулирования. Государство, по сути, не признает существование малой энергетики. Но, на самом деле, если мы проанализируем законодательство, мы поймём, что малая энергетика и все технологии в данной сфере являются инновационными.

Как мы знаем, государство провозгласило поддержку инноваций, модернизацию так называемой «большой энергетики», генерирующих мощностей. К сожалению, данные положения являются декларативными, и на практике, конечно же, нет ни механизма их реализации, ни поддержки проектов в сфере малой энергетики либо распределённой генерации. Необходимо отметить, что на текущий момент существует несколько нормативных актов, которые прямо или косвенно регулируют вопросы реализации проектов в сфере малой энергетики. Прежде всего, это «Закон об электроэнергетике». Как известно, в него были внесены изменения, которыми было закреплено понятие «комбинированной выработки электрической и тепловой энергии», а также понятие «возобновляемых источников энергии». Но, к сожалению, ни один из терминов — «малая энергетика», «распределённая генерация», «децентрализованное энергоснабжение» — так и не был закреплён в законодательстве. Таким образом, как видно, существует так называемое «осколочное» правовое регулирование, которое не даёт полной картины и полного представления о законодательном регулировании реализации технологий в сфере малой энергетики.

Хотя в «Энергетической стратегии Российской Федерации до 2030 года» положения относительно реализации проектов в данной сфере прямо не закреплены, однако при этом отмечена роль энергоэффективных технологий, стремление государства к внедрению возобновляемых источников энергии, а также его цель поддерживать инвестиционные проекты в данной сфере.

Иными словами, мы имеем в наличии общие положения, которые требуют дальнейшей конкретизации и принятия подзаконных нормативно-правовых актов для реализации данных положений.

Интересный момент: определение возобновляемых источников энергии, содержащееся в «Законе об электроэнергетике», отличается от определения, закреплённого в «Законе о внесении изменений в нормативно-правовые акты в связи с реформированием Единой энергосистемы России». Также понятие «возобновляемые виды топливно-энергетических ресурсов» содержится и в «Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики до 2020 года». Иными словами, проблематика состоит в том, что непонятно, какие именно виды топлива относятся к возобновляемым источникам энергии. Такая неопределённость присутствует вследствие того, что в одном законе к этим видам относится один перечень видов, а в другом законе — совершенно другой. Как было сказано выше, нет унифицированного понимания для правоприменения.

Анализ «Закон об энергосбережении» позволяет утверждать, что государство оказывает поддержку в реализации проектов в сфере малой энергетики, в том числе с использованием возобновляемых источников энергии. В частности, в этом законе отражены положения касательно мер государственной поддержки. Но, к сожалению, на практике эта самая государственная поддержка не реализуется — положения также являются декларативными и не работают.

Рассмотрим инвестиционные проекты в сфере малой энергетики, а именно — проекты по строительству мини-ТЭЦ, работающих на газе, не затрагивая возобновляемые источники энергии. Автор данного материала в настоящее время изучает деятельность конкретного предприятия, инвестиционный проект по строительству мини-ТЭЦ на газе которого был реализован в нескольких регионах России, и хотел бы поделиться этим опытом и проблематикой.

Как уже было сказано выше, государство изначально обещало поддержку данных проектов, начиная с такого основополагающего акта, как «Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года». В данном нормативно-правовом акте закреплена прямая поддержка со стороны государства в реализации проектов в энергетической сфере, предусматривающих внедрение энергосберегающих технологий нового поколения. Необходимо отметить, что малая энергетика относится и к сфере инноваций, и к энергосберегающим технологиям.

Опыт реализации инвестпроектов в сфере малой энергетики в России: правовые аспекты. 6/2016. Фото 2

Автор данного материала в настоящее время изучает деятельность конкретного предприятия, инвестиционный проект по строительству мини-ТЭЦ на газе которого был реализован в нескольких регионах России, и хотел бы поделиться этим опытом и проблематикой

Однако что мы получаем в результате? Рассмотрим опыт реализации группой компаний «Энергомаш» инвестиционного проекта по строительству мини-ТЭЦ. Здесь сделаем небольшое отступление и подчеркнём, что в ходе одного из заседаний Экспертного совета Технологической платформы «Малая распределённая энергетика» данный инвестиционный проект также представлялся, в качестве примера развития малой распределённой генерации в России. Но с 2009 года предприятие, реализующее инвестпроект, находится... в процедуре банкротства. Старт проекта по строительству мини-ТЭЦ состоялся ещё в 2001 году, то есть ещё до принятия нынешней редакции «Закона об энергоэффективности» и пакета законов, ныне регулирующих сферу ВИЭ и малой энергетики. По сути, малая энергетика тогда, как собственно и сейчас, находилась вне закона.

С 2001 года проект был успешен. Мини-ТЭЦ функционировали достаточно эффективно, снабжали энергией население, приносили прибыль и т.д. Но, к сожалению, в 2008 году произошёл кризис.

Основная проблема реализации данного начинания заключалась в следующем. Поскольку государство не выделяет финансирование для реализации таких проектов, не предоставляет на практике льготы в сфере кредитования, группа компаний «Энергомаш» для реализации своего инвестпроекта была вынуждена привлечь кредит со стороны Сбербанка России, а также других крупных банков и в период кризиса не смогла справиться с выплатами по кредитам. Плюс к этому были изменены процентные ставки кредитования со стороны Сбербанка — соответственно, у предприятия возникли финансовые трудности.

В результате этого в порядке применения «Федерального закона о несостоятельности (банкротстве)» генеральный директор предприятия был обязан подать заявление в арбитражный суд о возбуждении процедуры банкротства в отношении своего же предприятия.

Автор данной статьи проанализировал материалы судебного дела о банкротстве, а также доступную информацию из интернет-источников, в результате чего обнаружил, что задолженность данного предприятия перед кредиторами составляет около 15 млрд рублей. Однако на момент возбуждения процедуры банкротства нельзя было сказать, что у предприятия отсутствовало имущество — наоборот, группа компаний владела активами на сумму около 6 млрд рублей, а также имела большую дебиторскую задолженность в размере порядка 8 млрд рублей. Тем не менее, в процедуре наблюдения было заявлено ходатайство о введении процедуры внешнего управления для восстановления платежеспособности предприятия. Были произведены расчёты, которые говорили о том, что платежеспособность можно восстановить и рассчитаться с долгами. Поскольку это социально значимая организация, которая обеспечивает энергией целые жилые микрорайоны, очевидно, что она должна была сохраниться на рынке — предприятие нельзя было ликвидировать. Но, к сожалению, восстановить предприятие группы «Энергомаш» не удалось. И сейчас происходит продажа его активов в процедуре конкурсного производства.

По последним данным из общедоступных источников, в 2015 году одно из предприятий ГК «Газпром» выкупило имущество предприятия-банкрота, а конкретно — активы мини-ТЭЦ.

Данный прецедент ярко на практике доказывает: государство не оказывает поддержку, специального законодательства нет. Малая энергетика — вне закона. Наблюдается ситуация, когда социально значимые предприятия, в том числе обеспечивающие население энергией посредством децентрализованного энергоснабжения, находятся в кризисном состоянии. В отношении некоторых из них возбуждается процедура банкротства и продаётся имущество. По сути, налицо также и передел собственности, когда более крупные компании рынка покупают активы данных предприятий, тем самым устраняя конкурентов с рынка. Но если поддержки государства нет, подотрасли малой энергетики довольно затруднительно развиваться и аналогичные инвестиционные проекты не могут быть эффективно реализованы.

А если нет поддержки — нет и отрасли...

Автор уверен, что для продвижения интересов отрасли малой энергетики остро необходимо объединение специалистов, руководителей профильных компаний и юристов, причастных к созданию законов, которые способствуют созданию оптимальных условий для внедрения рассматриваемых технологий. Только при объединении усилий увеличиваются шансы создания благодатной почвы для реализации проектов в сфере малой энергетики, ВИЭ и, как результат, движения в новое энергоэффективное будущее, столь необходимое для грядущих поколений.

Опыт реализации инвестпроектов в сфере малой энергетики в России: правовые аспекты. 6/2016. Фото 3