В Рхв и температуры tхв холодной воды технически неосуществимо и экономически неоправданно из-за значительной удаленности потребителей от источников теплоты, в некоторых теплоснабжающих организациях (ТСО) сегодня принят следующий порядок расчета платежей потребителей за потребляемую теплоэнергию. 1. Все теплосчетчики потребителей настроены на ведение учета суммарной потребляемой тепловой энергии по формуле Wс = М1 ? h1 – M2 ? h2, или по формуле Wс = М1 ? (h1 – h2) + МГВС ? h2, или по формуле Wс = М2 ? (h1 – h2) + МГВС ? h1, т.е. учет суммарного теплопотребления ведется при условии, что удельная энтальпия холодной воды равна нулю (hхв = 0 ккал/кг). 2. По окончании расчетного месяца результаты измерений Wс потребители представляют в ТСО, куда все источники теплоты 1-го числа каждого месяца, следующего за расчетным, направляют сведения о среднемесячных значениях tхв и Рхв, фактически измеренных на источниках теплоты в узлах учета холодной воды. 3. В ТСО на основании данных о tхв и Рхв специальная программа рассчитывает фактическую удельную энтальпию холодной воды hхв = f(tхв, Рхв) и выполняет автоматическую корректировку Wc каждого потребителя по формулам: Wc’ = Wc – (M1 – M2) ? hхв, или Wc’ = Wc – (Mгвс ? hхв), таким образом полученные значения Wc’ суммируются с нормативными и сверхнормативными (если таковые зафиксированы) потерями теплоэнергии на абонентском вводе, умножаются на тариф и предъявляются потребителям на оплату. При таком подходе к учету энергии холодной воды обеспечивается приемлемая достоверность определения платежей потребителей за фактически потребленную ими энергию, т.к. отпадает необходимость применения в узлах учета потребителей каких-либо специальных резисторов (имитаторов tхв), задания «договорных» констант tхв и т.д. Сегодня можно встретить и другие предложения в части способов учета энергии холодной воды. Например, предлагается не корректировать показания теплосчетчиков указанным выше способом, а продавать потребителям «абсолютную» энергию, измеренную в узле учета потребителя по формуле Wс = М1 ? h1 – M2 ? h2, которая содержит в себе и энергию холодной воды (М1 –М2) ? hхв. Коль скоро при таком подходе объемы реализации теплоэнергии возрастут на величину (М1 –М2) ? hхв, то одновременно предлагается скомпенсировать это увеличение объема продаж соответствующим снижением тарифа на отпускаемую энергию. Нет сомнений в том, что при таком подходе финансовые интересы ТСО будут полностью соблюдены: при росте объема реализации теплоэнергии по пропорционально сниженным тарифам объем финансовых поступлений в ТСО сохранится на прежнем уровне, ТСО при этом ничего не потеряет и не приобретет. Но такой способ решения «проблемы холодной воды» в открытых системах теплоснабжения принципиально не приемлем для потребителей с относительно высокой долей потребления теплоносителя на нужды горячего водоснабжения (ГВС) или технологические нужды. Иными словами, введение в практику реализации тепловой энергии предложения продавать «абсолютную» энергию, но по сниженным тарифам, неизбежно приведет к заметному финансовому неравенству потребителей: при прежних объемах потребления энергии возрастут денежные платежи потребителей с относительно высокой долей нагрузки ГВС (жилые дома, бани, спортивные объекты и т.д.) за счет снижения платежей тех потребителей, у которых нагрузка ГВС сравнительно мала или вообще отсутствует. Рассмотрим на простом примере суть возникающего финансового неравенства потребителей. Пример. Пусть имеется некий источник теплоты (например, котельная) с одной отходящей открытой тепломагистралью. К этой тепломагистрали подключены только два потребителя: промышленный склад и городская баня. Склад потребляет тепловую энергию только на нужды отопления и вентиляции, отбор теплоносителя (ГВС, утечки) у этого потребителя отсутствует (технологически М1 = М2). Баня, наоборот, всю потребляемую энергию расходует только на помывку своих клиентов и (для упрощения расчетов) ничего не потребляет на нужды отопления и вентиляции, т.е. в бане применяется однотрубная (тупиковая) система горячего водоснабжения (М1 = МГВС, М2 = 0). У обоих этих потребителей строго на границе раздела балансовой принадлежности тепловых сетей установлены теплосчетчики. При этом на складе учет теплопотребления осуществляется по формуле Wcк = М1 ? (h1 – h2) (как то и положено в полностью закрытой системе), а в бане — по формуле Wб = МГВС ? h1, т.е. при условии, что hхв = 0 ккал/кг. Пусть по показаниям теплосчетчиков на каком-то отрезке времени имеем: . на складе: М1 = 100 т, h1 = 70 ккал/кг, h2 = 40 ккал/кг, и Wск = 0,001 ? 100 ? (70 – 40) = 3 Гкал, . в бане: МГВС = 46,875 т, h1 = 70 ккал/кг, и Wб = 0,001 ? 46,875 ? 70 = 3,28125 Гкал. Пусть на этом же отрезке времени средняя удельная энтальпия холодной воды в котельной hхв = 6 ккал/кг, а действующий тариф на тепловую энергию Т = 500 руб/Гкал. Показания своих теплосчетчиков и склад, и баня представили в ТСО на оплату. Результаты учета тепловой энергии в складе ТСО не подвергает корректировке «на холодную воду», т.к. в складе отбора теплоносителя нет. В этой связи ТСО предъявляет складу счет на оплату потребленной энергии в размере Цск = Wск ? Т = 3 ? 500 = 1500 руб. Результаты учета в бане ТСО корректирует, т.е. снимает с показаний теплосчетчика бани энергию холодной воды Wб’ = Wб – Wхв = = 3,28125 – 0,001 ? 46,875 ? 6 = 3 Гкал и выписывает бане счет на оплату Цб = Wб’ ? Т = 3 ? 500 = 1500 руб. Таким образом, коль скоро фактическое потребление тепловой энергии складом и баней одинаково, то и размер платежей этих двух потребителей тоже совершенно одинаков (каждый из них за израсходованные 3 Гкал уплатил ТСО по 1500 руб.). Теперь мы предложили данной ТСО для решения «проблемы холодной воды» продавать «абсолютную» энергию (т.е. энергию, выработанную источником, и энергию, привнесенную холодной водой при подпитке тепломагистрали), но по соответствующим образом сниженному тарифу. Каким должен быть новый (сниженный) тариф, если ТСО будет продавать потребителям теплоэнергию, содержащуюся в холодной воде, расходуемой котельной на подпитку этой тепломагистрали? Выше было показано, что «абсолютный» теплоотпуск котельной (с учетом энергии холодной воды) равен: Wa = Wск + Wб = 3 + 3,28125 = 6,28125 Гкал, при этом выработанная котельной энергия равна Wв = 3 + 3 = 6 Гкал. Следовательно, при отсутствии коррекции показаний теплосчетчика бани «на холодную воду» коэффициент снижения тарифа равен: КТ = Wa/Wв = 6,28125/6 = 1,046875. Таким образом, новый тариф Тн на отпускаемую складу и бане «абсолютную» тепловую энергию будет установлен на уровне Тн = Т/КТ = 500/1,046875 = = 477,612 руб/Гкал. И вот ТСО начинает продавать теплоэнергию по сниженному тарифу, но уже без коррекции результатов учета теплопотребления «на холодную воду». Пусть показания теплосчетчиков на складе и в бане за такой же самый период времени остались без изменений, т.е. Wск = 0,001 б 100 б (70 – 40) = 3 Гкал, Wх = 0,001 б 46,875 б 70 = 3,28125 Гкал. По новому (уменьшенному) тарифу склад заплатит ТСО 3 ? 477,612 = 1432,84 руб., а баня: 3,28125 ? 477,612 = 1567,16 руб. Видно, что интересы ТСО никак не пострадали, поскольку ТСО, как и в первом случае, получила с двух потребителей свои законные 3000 руб.: 1432,84 + 1567,16 = 3000 руб. Но, не смотря на то, что объем потребления тепла, выработанного источником, у обоих потребителей остался неизменным (каждый из них по-прежнему израсходовал по 3 Гкал), платежи этих потребителей заметно перераспределились: склад заплатил за свое теплопотребление в 3 Гкал на 67,16 руб. меньше, а баня на 67,16 руб. больше, чем в первом случае (т.е. когда осуществлялась коррекция показаний теплосчетчика бани на фактическую hхв). Таким образом, предложение продавать всю энергию, в т.ч. и энергию холодной воды (но по сниженному тарифу), не затрагивает финансовые интересы ТСО, однако явно противоречит Гражданскому Кодексу, в котором прямо указано, что каждый потребитель оплачивает только фактически отпущенную ему энергию. На рис. 1 показано, какая часть теплоносителя, взятого 29-ю потребителями Ленэнерго из внешней теплосети, расходуется на нужды ГВС (эти 29 потребителей отобраны случайным образом из более крупной выборки). Видно, что диапазон соотношений нагрузки ГВС и отопления у этих 29-и потребителей довольно широк: у части потребителей относительный (по отношению к М1) водоразбор невелик и не превышает 1–2 %, а у некоторых потребителей этот показатель достигает 12–15 и более процентов1. Очевидно, что при реализации предложения предъявлять потребителям к оплате «абсолютную» энергию при одновременном снижении тарифа станет неизбежной ситуация, когда потребители с относительным потреблением горячей воды ниже среднего уровня (например, менее 4,6 % от М1 — см. рис. 1 ~1~) будут оплачивать не всю потребляемую энергию, выработанную источником теплоты. А вот потребители, у которых относительный водоразбор на нужды горячего водоснабжения превышает средний уровень (например, жилые дома), будут вынуждены систематически переплачивать за фактически потребленную энергию, при этом степень переплаты будет тем выше, чем больше фактический относительный водоразбор у конкретного потребителя отличается от среднего уровня, принятого при расчете «скорректированного» тарифа. Итак, несмотря на то, что тарифная компенсация энергии холодной воды не затронет экономических интересов теплоснабжающих организаций и в некотором смысле упростит процедуру измерений тепловой энергии и расчетов платежей потребителей, предложения «продавать» потребителям тепловую энергию холодной воды вряд ли могут быть поддержаны из-за возникающей финансовой несправедливости по отношению к потребителям с различным соотношением объемов теплопотребления на нужды отопления и горячего водоснабжения. 1 В эту случайную выборку из 29-и потребителей не входят жилые дома. Однако, по имеющейся статистике в петербургских ЖСК и ТСЖ, относительный водоразбор на нужды горячего водоснабжения сегодня в основном изменяется в пределах 15–25% от М1. Иными словами, в открытых системах теплоснабжения из каждых 100 т сетевой воды, поступивших в теплоцентр потребителя по подающему трубопроводу, в жилых домах на нужды ГВС расходуется 15–25 т теплоносителя.