Елена Леонидовна, в связи с чем появилась необходимость создания вашей рабочей группы?

Е.Н.: Начиная с 2009 года и Президентом России, и Правительством РФ сделано многое для повышения энергоэффективности экономики нашей страны. Принят целый ряд нормативных правовых актов, проведены государственные советы, по их результатам даны соответствующие поручения. Сфера энергоэффективности развивается. Но, к сожалению, сегодня мы живём в сложных экономических реалиях — череда финансовых кризисов и определённые внешние ограничения никак не способствуют ни привлечению инвестиций в экономику, ни её инновационному развитию. И в столь очевидно непростой ситуации Правительству РФ для сохранения социальной стабильности приходится использовать все доступные механизмы, одним из которых, несомненно, является повышение энергоэффективности. Для этого собираются отраслевые профессионалы, успешно занимающиеся практическим решением таких задач уже много лет.

Какие основные задачи сегодня стоят перед вами?

Е.Н.: Мы все прекрасно знаем, что отрасль энергоэффективности инновационна по определению. Когда приходит некто извне и предлагает «поменять устоявшийся уклад вещей для того, чтобы сделать всем лучше», то и руководители частных компаний, и государственные деятели посматривают на такого «революционера» с опаской — боятся перемен. В этом есть определённая логика: перемены не всегда приводят к гарантированно положительным результатам. Часто приходится слышать, например, что «лучшее — враг хорошего». Но, с другой стороны, объективные обстоятельства уже не позволяют хозяйствовать «по старинке» — экономика с точки зрения энергопотребления у нас, мягко говоря, не самая эффективная, особенно в сравнении с аналогичными показателями наших соседей, «братьев по климату», ведь в вопросах энергосбережения они ушли далеко вперёд. И это при том, что в нашем арсенале имеется невероятное количество разработок, технологий, идей… По сути, члены нашей рабочей группы должны выдвигать и реализовывать на практике передовые идеи, воплощающие российский интеллектуальный потенциал. Перед нами ставится, на первый взгляд, очень простая задача — продвигать лучшее; меньше политики, меньше пиара — и больше конкретики.

Нашу группу курирует министр Российской Федерации Михаил Абызов. Документы, разработанные нашей группой, официально передаются в Аппарат Правительства РФ, а также могут быть направлены в любые другие органы власти. Правительство согласно Конституции является субъектом законодательной инициативы — таким образом, если мы веско обосновываем необходимость продвижения того или иного начинания, соответствующий документ может быть внесён на рассмотрение Государственной Думы в качестве законопроекта и в дальнейшем воплощён в жизнь.

Сегодня экспертных советов немало. И не всегда они работают эффективно.

Е.Н.: Согласна. Однако Экспертный совет при Правительстве РФ имеет чуть более выгодное положение относительно других аналогичных структур хотя бы потому, что он стоит над каким бы то ни было отдельным министерством либо ведомством. В правительство входят все министры. Таким образом, мы, во-первых, имеем возможность работать и согласовывать наши инициативы непосредственно со всеми органами исполнительной власти, во-вторых, ещё раз акцентирую ваше внимание на том, что в основе работы нашей группы лежит установка — любые наши действия и инициативы по изменению законодательства мы «привязываем» к той или иной конкретной проблеме, остро стоящей на повестке дня и требующей безотлагательного решения.

Деятельность нашей рабочей группы будет оцениваться по истечении достаточно коротких промежутков времени — один-два года — по мероприятиям, реализованным на территории Российской Федерации и являющимся прямым следствием нашей работы, по реально достигнутым позитивным экономическим эффектам для граждан и бюджетов всех уровней. Но никак не по количеству предложений корректировки законов и постановлений правительства в штуках. Почти как у Минздрава: «Продолжительность жизни увеличилась или нет?» Всё остальное — лирика.

В таком случае, перейдём к практическим вопросам. Какие стоят на повестке дня задачи?

Е.Н.: Позволю себе описать ситуацию в целом, а затем перейду к конкретным инициативам. В фокусе нашего внимания — увеличение энергетической эффективности многоквартирных жилых домов, предприятий бюджетной сферы. Есть и другой огромный и очень сложный пласт, требующий приложения усилий, — производственный сектор, промышленные и генерирующие предприятия. Кроме того, у нас оживилась работа в области муниципального транспорта. До того, как мы начнём предпринимать те или иные масштабные действия по перечисленным направлениям, необходимо разобраться с учётом. Ведь все прекрасно понимают, что диагностировать рост энергетической эффективности, не понимая, как потребляли до и как потребляют после, попросту невозможно. Что касается жилищного сектора, то достоверный учёт коммунальных ресурсов, поставляемых с целью оказания коммунальных услуг, — это одно из самых масштабных направлений работы. Коммунальных ресурсов в нашей стране поставляется более чем на три триллиона рублей ежегодно. И, как это ни странно, ни один субъект Российской Федерации до сих пор не имеет механизмов достоверного учёта и контроля. По экспертным оценкам, ежегодно только тепла и горячей воды в денежном выражении поставляется потребителям на сумму около полутора триллионов рублей.

Представьте себе — например, относительно небольшое отклонение, «люфт» в 10 процентов при учёте поставляемых ресурсов по стране составляет около 150 миллиардов рублей. И это миллиарды, взятые из кармана россиян, нас с вами, наших сограждан.

ЖКХ — самый энергоёмкий сегмент…

Е.Н.: Именно поэтому мы начнём с того, что попытаемся посчитать, «что у нас есть». На эту тему у нас уже сейчас готовятся и будут скоро вноситься на рассмотрение Правительства РФ порядка десяти инициатив. Очень сложно двигаться, пока нет чёткого понимания, что нам продают и в каком виде.

Но есть же Закон о государственной информационной системе жилищного коммунального хозяйства.

Е.Н.: Есть. Но даже несмотря на то, что в ряде законов, в том числе в упомянутом вами, прямо предусмотрено внесение информации о количестве и качестве поставляемых ресурсов, необходимой информации нигде нет. А если она частично и присутствует, то не в том системном виде, в котором предполагалось.

Мы считаем, что все системы учёта, пусть даже на уровне дома, должны работать в автоматическом режиме. Говорить сегодня о том, что из каждой квартиры мы хотим автоматически передавать данные по потреблению горячей и холодной воды, не ст?ит — это перспектива нескольких лет, возможно, десятилетия.

В деле учёта самое главное — полностью исключить негативное влияние человеческого фактора. То есть, конечно, нынешние технологии давным-давно позволяют автоматически снять данные о том, какую температуру имеет вода на входе в дом. Но из-за того, что до текущего момента не велось системной работы по учёту, эти данные, к сожалению, сейчас практически нигде не собираются, быть может, за исключением Москвы и ещё одного-двух регионов.

Да и это лишь «начало большого пути» — единого центра, который бы мониторил и учитывал и количественные, и качественные характеристики поставляемых ресурсов, пока нет нигде. И в этом направлении нам предстоит серьёзно потрудиться. Но уже сейчас проводятся работы на многих экспертных площадках, включая НП «Национальное объединение организаций в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности» (НОЭ).

Отрасль энергосбережения вообще, мягко говоря, непростая.

Е.Н.: И с такой непростой отраслью нам приходится работать на текущем этапе. Спасает то, что работаем в тесной связке с Правительством Российской Федерации, и то, что в нашей группе присутствуют высококлассные профессионалы. Выдвигаемые ими идеи обсуждаются и передаются в правительство. Оно, в свою очередь, даёт рабочей группе поручения обсудить те или иные законодательные инициативы. Успешной деятельности группы помогает и то, что вокруг неё собралась ещё одна, по сути, такая же рабочая группа консультантов и экспертов. Часть из них — наиболее активных — мы, естественно, с удовольствием принимаем в основной состав.

Численность основного состава ограничена, и потому возможна ротация, замена членов. Это естественно — обстоятельства у людей меняются, возможности принимать участие в работе непостоянны. Обновление — естественный процесс, и никто на это не обижается. Кроме того, я не вижу ничего плохого в том, что в обсуждении или подготовке тех или иных инициатив будут принимать участие специалисты, официально пока не состоящие в группе, но имеющие желание работать с нами.

Что касается меня, то я пять лет была первым заместителем председателя Комитета Государственной Думы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству и все эти годы была погружена в тему энергоэффективности. То есть решаемые нами проблемы мне знакомы, что называется, изнутри.

Отрадно, что нам оказывают поддержку крупные экспертные площадки. Это становится возможным благодаря тому, что, например, заместителем руководителя нашей рабочей группы является Ирина Булгакова. Ирина Александровна — генеральный директор Ассоциации энергосервисных компаний (РАЭСКО). Членом нашей рабочей группы является Леонид Юрьевич Питерский, вице-президент и руководитель аппарата Некоммерческого партнёрства «Национальное объединение организаций в области энергосбережения и повышения энергетической эффективности» (НОЭ).

Уверена, что в ближайшее время мы сможем поделиться с вами практическими результатами нашей деятельности.

С удовольствием ознакомим с ними отраслевое сообщество. Удачи вам.

Е.Н.: Спасибо, до новых встреч.