* Статья предлагается в порядке обсуждения. Мнение редакции, основанное на классической научной школе, может не совпадать со мнением авторов.

Кинетронная суперэнергетика является базовым направлением «Кинетронных супертехнологий», которые, в свою очередь, представляют собой системное объединение двух авторских подходов: «Кинетроники» и «Супертехнологий» [1–6]. Согласно основной теореме кинетроники (ОТК), доказанной в своё время одним из авторов этих строк, из двух базовых аксиом — закона сохранения энергии и закона сохранения количества движения (кинематического импульса) — логически строго следует то, что всё пространство Вселенной заполнено минимальными по размеру и массе (а значит, неделимыми, то есть истинно элементарными, базовыми) идентичными частицами материи — кинетронами («кинемос» — движение, «трон» — базовая частица, основа). ОТК доказывается с помощью метода фрактальной редукции.

Из ОТК следует, что вся совокупность движущихся кинетронов в масштабах Вселенной образует «мировую кинетронную среду» (МКС), которая в первом приближении рассматривается как плотный «броуновский кинетронный газ» с энергетической плотностью — более 1033 Дж/м³, практически мгновенно возобновляющей среднюю энергетическую плотность благодаря огромной скорости движения (более 1021 м/с — измерена в 1988–1990 годах) как самих кинетронов, так и кинетронных волн в МКС. Это позволяет создавать эффективные автономные бестопливные кинетронные энергогенераторы (ЭГ) — тепловые, электрические, механические (кинематические) и т.п., при этом единственным видом «топлива» для таких ЭГ являются кинетронные потоки (волны) МКС.

«Супертехнологический подход» предусматривает эффективные структурноиерархические методы быстрой разработки и внедрения широкой номенклатуры массово востребованных, экологически безопасных, дешёвых и высококачественных товаров и услуг, работа которых основана на широком использовании процессов и эффектов кинетронной физической природы и обладающих принципиально новыми потребительскими свойствами.

Следствия ОТК:

1. В масштабе Вселенной совокупность движущихся кинетронов образует плотный броуновский газ. Размер кинетрона не превышает «планковской длины» — 10–35 м; масса менее 10–70 кг; плотность — более 1035 кг/м³. В первом приближении кинетрон можно рассматривать как сверхплотный сверхупругий шарик. Для сравнения параметры электрона: диаметр — 10–15 м; масса — 10–30 кг; плотность — 1015 кг/м³.

2. Все материальные объекты (частицы, тела, энергетические или силовые физические поля и т.д.) представляют собой временно устойчивые динамические кинетронные (в общем случае — иерархические) структуры. Иными словами, в нашей Вселенной, с физической точки зрения, кроме кинетронов других материальных объектов нет.

3. В силу минимальности (по массе и размерам) кинетроны достигают достаточно высоких скоростей своего движения: принципиальных ограничений на скорость движения отдельного кинетрона нет, однако для увеличения своей скорости данный кинетрон должен отобрать кинетическую энергию и кинематический импульс у других кинетронов, что не так-то просто сделать. Также ничто не ограничивает возможность вращения кинетрона вокруг своей собственной оси, то есть кинетрон может иметь ненулевое значение «спина».

Впервые скорость кинетронных волн была измерена в 1988–1990 годах в НИИ «Исток» (Фрязино) [7]. Измеренная скорость кинетронных волн составила более 1021 м/c. Скорость отдельных кинетронов может быть гораздо больше. Естественно, движущийся кинетрон обладает кинетической энергией. Один из авторов этих строк произвёл оценки энергетической плотности МКС двумя «классическими» методами: с помощью уравнений электромагнетизма Максвелла и с помощью теории Дирака (электрон-позитронные виртуальны пары).

Обе оценки хорошо совпали друг с другом и дали оценочную величину энергетической плотности МКС — не менее 1033 Дж/м³. Похожие оценки получены и рядом других исследователей. На самом деле указанная энергетическая плотность МКС на много порядков больше: легко подсчитать (используя приведённые выше массово-габаритные параметры кинетрона), что в 1 м³ плотного кинетронного броуновского газа, то есть мировой кинетронной среды, содержится (в среднем) более 10100 кинетронов, а средняя кинетическая энергия броуновского кинетрона составляет не менее 10–28 Дж. Отсюда получаем оценку энергетической плотности МКС не менее 1072 Дж/м³.

Нетрудно также подсчитать, что при такой астрономически огромной плотности кинетронов в МКС и астрономически огромной средней скорости кинетронов, МКС, как кинетронно-волновая среда, может переносить кинематический импульс с плотностью более 1051 кг⋅м/(с⋅м³).

В КСТ это свойство «сверхупругости» МКС (в том числе как волновой среды) используется при создании КСТ-движителей (и кинелётов на их основе) — для получения управляемого импульса тяги и энергии потребительского формата от МКС, а также для кинетронной связи (практически мгновенной, то есть без задержки на скорость света), при этом дальность такой кинетронной связи (в том числе на галактические расстояния) слабо зависит от мощности КСТ-передатчика.

Астрономически огромная разница в оценке энергетической плотности МКС классическими методами и указанная выше методами прямого вычисления обусловлена тем, что классические методы не учитывают то, что на глубинных уровнях кинетронного строения материи (табл. 1) энергия кинетронными структурами хранится в структурированном виде (в основном — в вихревом или закольцованном), как своего рода «неприкосновенный запас» (НЗ) — для поддержания структурной целостности материальных объектов и Вселенной в целом (согласно Замыслу Творца) в их бескомпромиссной борьбе с энтропией кинетронного Хаоса.

Принципы преобразования энергии в кинетронной суперэнергетике. 4/2017. Фото 1

Этот энергетический НЗ очень трудно изъять у матушки-природы — в основном большинство разумных цивилизаций во Вселенной ограничиваются конвертированием лишь относительно «поверхностных» уровней энергии в кинетронной иерархии материальных объектов Вселенной (табл. 1). Пока наша цивилизация реально создала методы (в том числе КСТ) и энергоконверторы (в том числе КСТ-генераторы) на их основе, позволяющие конвертировать в потребительский формат (тепловой, электрический, механический и т.д.) лишь мизерную часть потенциальной энергетической плотности МКС — не более 10–40, что в абсолютном выражении не превышает 107 Дж/м³ или 10 кДж/л.

«Подвижное в неподвижном»

Теорема об относительной неподвижности (ТОН): «Если во Вселенной справедливы два закона сохранения — энергии и количества движения («кинематического импульса»), то все в данное время взаимно неподвижные материальные (физические) объекты будут сколь угодно долго оставаться взаимно неподвижными». ТОН была сформулирована и доказана одним из авторов этих строк (аббревиатура ТОН очень созвучна фамилии великого физика «Нью-ТОН» — «новое звучание» — случайно ли это?).

Из ТОН следует, что после кинематического (физического) взаимодействия указанные объекты не могут изменить свою относительную скорость, то есть не изменяют положение в пространстве друг относительно друга. Данный вывод легко обобщается (например, с помощью применения метода математической индукции или с помощью прямых вычислений) на случай произвольного количества материальных объектов. Таким образом, из указанных двух фундаментальных физических законов (сохранения энергии и «кинематического импульса», соответственно) следует, что все взаимно неподвижные материальные (физические) объекты Вселенной ни при каком кинематическом (физическом) взаимодействии друг с другом не смогут изменить своего положения в пространстве друг относительно друга, то есть все такие материальные (физические) объекты во Вселенной неподвижны относительно друг друга.

ТОН можно рассматривать как своего рода обобщение первого закона Ньютона (закона инерции) на случай произвольного количества физических объектов, но, в отличие от указанного закона Ньютона, ТОН доказывается строго, исходя всего из двух аксиом — указанных выше законов сохранения. Подобные группы взаимно неподвижных (в некотором приближении, конечно, следует оговориться) во Вселенной можно рассматривать как некоторые «суперкристаллы» (абсолютно «твёрдые тела») типа «трёхмерных суперэкранов», в которых трёхмерные «суперпиксели» неподвижны, но при этом меняется информационное состояние этих «суперпикселей», что создаёт в сознании субъекта виртуализацию (то есть фактически «иллюзию») движения.

Но на самом деле на таких экранах подобных «вселенских суперкомпьютеров» ничего материального не движется, так же, как и на экране обычного компьютера пиксели неподвижны, а изменяется лишь световая активность некоторых пикселей экрана, создавая при этом эффект движущихся световых элементов. В то же время в подобных «суперэкранах» нет никаких ограничений на передвижение нематериальных объектов — мыслеформ, состоящих из структурированной совокупности мыслетронов, то есть своего рода «атомов смысла» [1].

Если наблюдать на поверхности водоёма два встречно движущихся гребня волны, то эти гребни без проблем пройдут друг сквозь друга, и как ни в ничем не бывало продолжат дальше своё движение, то есть такие волновые гребни (фактически — волновые солитоны) абсолютно проницаемы друг для друга. Аналогично, световые объекты на экране также взаимно проницаемы друг для друга именно в силу виртуальности (нематериальности, нефизичности) своей природы.

Очевидно, что такие области Вселенной в виде неподвижных экранов «вселенских суперкомпьютеров» как с технологической, так и с экономической точки зрения для Творца всего сущего наиболее просты в реализации и «рентабельны» — гораздо сложнее и дороже была бы конструкция таких областей Вселенной с физически подвижными «трёхмерными суперпикселями».

Кроме того, для рассмотренной сети подобных «вселенских суперкомпьютеров» значительно облегчается адресная телепортация, происходящая без физического перемещения исходных материальных объектов, то есть аналогичная факсимильной 3D-телекоммуникации.

Рассмотренная конструкция напоминает Интернет: вычислительная и коммуникационная аппаратура фактически неподвижна, а вот информационные блоки быстро перемещаются по такой сети, позволяя пользователям работать в реальном масштабе времени, при этом услуги за пользование такой сетью относительно недороги, а сеть легко наращивается и модифицируется.

Кроме того, подобная модель мироустройства очень перекликается с доказанной недавно Г. Я. Перельманом знаменитой теоремой Пуанкаре, согласно которой любой топологически связанный объект можно представить в виде набора микросфер и соответствующих микротрубочек — связей между этими микросферами. Такая сеть (структура) микросфер с микротрубочками в принципе может быть неподвижна, а вот сигналы (информация, мыслеформы и т.п.) могут без проблем перемещаться в такой топологически связанной (замкнутой) сети, обеспечивая процессы самоорганизации и жизни динамических виртуальных (информационных) объектов в такой физически неподвижной сети. В нашей Вселенной роль подобных «трёхмерных суперпикселей» играют кинетроны.

Тепловые процессы и температура кинетронных объектов

Понятие «температуры» (в том числе применительно к термоядерным процессам, плазме и т.п.) применимо только для вещественных материальных объектов (уровень пятый и выше кинетронной иерархии строения материи — табл. 1), то есть состоящих из типовых «элементарных частиц»: электронов, протонов, нейтронов, электромагнитные квантов и т.п. Применительно же к частицам (материальным объектам) более низких (невещественных) уровней иерархии материи (в том числе и к самим кинетронам) общепринятое понятие «температуры», как меры хаотического движения вещественных объектов, неприменимо.

Конечно, формально можно ввести температуру и для броуновской МКС, но это будет не вещественная, а кинетронная «температура» и понятия «горячее», «холодное» и т.д. в обыденном смысле для кинетронных структур уровня ниже четвёртого (табл. 1) будут неуместны. При разработке КСТ-систем понятие «температуры» (в том числе «кинетронной температуры») малоинформативно: кинетроника и КСТ оперируют более информативными (топологически структурированными) характеристиками кинетронных потоков и волн.

Любая ядерная (в том числе термоядерная) реакция с выделением энергии фактически сводится к тому, что при возбуждении атомного ядра оно резко (лавинно) увеличивает коэффициент поглощения кинетронных потоков (волн) МКС. В результате, ради поддержания целостности и стабильности этого ядра, происходит лавинный быстрый выброс поглощённой кинетронной энергии таким ядром атома. В то же время в самом атоме (в том числе и в его ядре) больших запасов энергии нет и быть не может в принципе: энергия взрыва («термояда» или аннигиляции) — это накопленная ядром атома за короткий срок кинетронная энергия за счёт лавинного поглощения кинетронных потоков МКС.

Термоядерные и другие мощные энергетические реакции (в том числе аннигиляция) начинаются при достаточно сложных (специфических) условиях, обусловленных указанным кинетронным резонансом ядра атома или других типов «элементарных» частиц уровня не менее пятого (табл. 1). Поэтому, чтобы возбудить такие реакции, надо очень сильно постараться.

В то же время в арсенале КСТ имеются разработки КСТ-трансмутаторов, позволяющих вести управляемым образом как ядерные реакции (трансмутации химических элементов — мечта любого алхимика и физика-ядерщика), так и квазиядерные, при которых ядро атома возбуждается, но до его разрушения дело не доходит. Такой квазиядерный процесс используется для управляемого конвертирования энергии МКС в энергию потребительского формата.

Взаимная проницаемость кинетронных объектов

При движении встречно двух идентичных гребней волны на поверхности водоёма один такой гребень беспрепятственно проходит сквозь другой гребень, то есть гребни взаимно проницаемы друг для друга. Это следствие кинетронно-солитонной природы материальных волн. Аналогично, при движении светового пятна по экрану компьютера (например, курсора «мышки») на самом деле в экране физически ничего не движется — физические пиксели экрана абсолютно неподвижны друг относительно друга.

Похожие процессы происходят и в волновой кинетронной среде: повсеместно реализуется взаимная проницаемость, физическая прозрачность, «невидимость», незаметность и т.п., обусловленная кинетронно-волновой природой всех материальных объектов (вещественных и энергополевых), как временно устойчивых кинетронно-волновых (в том числе кинетронно-солитонных) структур.

Физическая и виртуальная плотность кинетронных объектов

Чтобы вычислить истинную физическую плотность материального (физического) объекта, надо знать количество кинетронов, входящих в данный момент в состав этого объекта, и реальный объём, занимаемый этими кинетронами. Однако на практике ни то, ни другое людям неизвестно. На самом деле люди измеряют псевдомассу и псевдообъём объекта, а «нетто» это или «брутто» измерения — точно никто не знает. Это всё равно что массу и объём рыболовной сети (для последующего определения физической плотности этой сети) определять, тянув эту сеть в водоёме, да ещё наполненной кишащей рыбой (уловом). Понятно, что при таком методе истинную плотность рыболовной сети определить не удастся.

Фактически люди измеряют относительную (нефизическую), а виртуальную псевдоплотность материальных объектов, например, сравнивая её с псевдоплотностью известных веществ (воды — 1 кг/л и т.д.). Но вычисленная таким образом «плотность» не является физической (кинетронной) плотностью этого объекта. На самом деле плотность МКС астрономически огромна — более 1032 кг/м³. При этом любой физический объект (частица, тело, вещество, силовое поле и т.д.) имеет физическую (кинетронную) плотность, соизмеримую с плотностью МКС, как рыба имеет вещественную плотность (точнее — псевдоплотность), близкую к плотности воды.

Для хранения запасов внутренней энергии (для гомеостаза объекта и уменьшения его зависимости от внешней материальной среды, а также для борьбы с энтропией и эрозией кинетронного Хаоса МКС) любой материальный объект содержит в себе области с пониженной кинетронной плотностью (за счёт центробежного эффекта снижения кинетронного давления), в которых хранятся запасы энергии в виде вихревых замкнутых кинетронных потоков, аналогично воздушному пузырю у рыбы, регулирующему её плавучесть. Поэтому физическая (кинетронная) плотность любого материального объекта всегда несколько меньше физической (кинетронной) плотности МКС.

С волновой точки зрения тела (частицы) поглощают шумоподобные кинетронные волны в широком диапазоне частот, а излучают кинетронные волны в более узком диапазоне частот, при этом в таком спектре преобладают явно выраженные резонансные частоты, определяемые габаритами и структурными свойствами конкретного тела (частицы).

При переходе с одного уровня кинетронной иерархии на другой для оценки количества объектов более нижнего уровня, входящих в состав объекта следующего, более высокого уровня иерархии, используется коэффициент редукции, имеющий значение порядка 1011. Это значение в теории сложных систем является результатом компромисса между точностью представления (аппроксимации) объекта и его вычислительной или информационной сложностью. Например, для качественного трёхмерного динамического изображения необходимо порядка (4,8 × 10³)³ ≈ 1011 точек («пикселов»). Конечно, можно получить изображение и из бóльшего количества точек, но при этом значительно возрастёт объём необходимой памяти для хранения этого изображения, а также резко увеличится вычислительная сложность алгоритмов обработки этого изображения для принятия решения, особенно в реальном масштабе времени.

Примеры: в мозгу человека 1011 нейронов; в одной биологической клетке (в том числе и нейроне) 1011 атомов; на Земле может прожить порядка 1011 людей; в нашей галактике 1011 звёзд; в метагалактике 1011 галактик и звёздных скоплений.

Как было показано выше, число 1011 можно рассматривать как мировую системную константу — коэффициент фрактальной редукции при переходе от одного уровня иерархии кинетронного строения материи к следующему уровню. Таким образом, в первом приближении можно считать, что каждый хронотрон содержит порядка 1011 кинетронов, каждый формотрон содержит порядка 1011 хронотронов и т.д.

Следует особо отметить, что на более высоких уровнях иерархии объект может содержать не только элементы предшествующего уровня, но и элементы более низких уровней иерархии.

Управление ориентацией объектов с помощью кинетронных потоков

Многие типы материальных объектов Вселенной могут достаточно длительное время вращаются вокруг своей оси, то есть иметь ненулевой момент собственного вращательного движения — «спин». Такой ненулевой спин имеют многие так называемые «элементарные частицы»: электроны, протоны, электромагнитные кванты (в том числе фотоны) и т.д. Кроме того, магнитное поле объектов также обусловлено наличием ненулевого «спина» у электрически заряженных частиц, порождающих такое магнитное поле.

Объекты с ненулевым «спином» или ненулевым собственным магнитным моментом обладают гироскопической стабилизацией, препятствующей изменению ориентации в пространстве вектора «спина» или оси собственного вращения.

Принципы преобразования энергии в кинетронной суперэнергетике. 4/2017. Фото 2

На рис. 1 схематично показан механизм поворота объекта вокруг собственной оси управляющим кинетронным потоком. В центре рисунка показан объект с осевой симметрией, который может вращаться вокруг собственной оси (показана штрихпунктирной вертикальной линией). Например, роль такой оси вращения может выполнять ось вращения в объектах с ненулевым спином (за счёт сил гироскопической стабилизации), с ненулевым собственным магнитным моментом (за счёт сил магнитной стабилизации), электрически заряженных объектов (за счёт сил кулоновской стабилизации) и т.д. Боковые стенки показаны отрезками сплошной жирной линии, а прозрачное для кинетронного потока «дно» и «крышка» объекта показаны условно горизонтальными отрезками пунктирной линии. Общим светло-серым фоном условно показана МКС. Кинетронный поток условно показан тёмно-серым цветом, а направление «продувания» этого потока показано фигурными стрелками. Сплошными стрелами условно показаны фрагменты этого потока, создающие давление на боковые стенки объекта: слева — снаружи объекта, справа — изнутри объекта.

Такой объект-«флюгер», подчиняясь только законам обычной механики, поворачиваться вокруг своей оси под напором кинетронного ветра не должен, так как за счёт действия кинетронного потока («ветра») момент сил, пытающийся повернуть такой «флюгер» по часовой стрелке и момент сил, действующий против часовой стрелки, уравнены в силу симметрии сил давления фрагментов такого потока, соответственно, на левую и правую боковые стенки объекта. Однако более тонкий анализ физических процессов, происходящих вблизи указанных боковых стенок, приводит к выводу, что всё-таки объект должен поворачиваться под воздействием кинетронного «ветра».

Действительно, падающий на боковые стенки объекта кинетронный поток, отражается (отражённый поток условно показан на рис. 1а пунктирными стрелками) и препятствует воздействию на эти стенки объекта новым (набегающим) фрагментом такого потока, при этом по мере условного продвижения вверх по указанным стенкам экранирующее действие отражённого потока нарастает как лавина. В результате этого формируются соответствующие потоки обтекания, параллельные соответствующим боковым стенками объекта (рис. 1б). Из-за усиливающегося действия потоков отражения такие потоки обтекания будут расширяться по мере их движения снизу вверх, при этом из-за указанного расширения скорость этих потоков будет падать.

Тогда, согласно закону Бернулли, по мере падения скорости потока обтекания будет увеличиваться давление на указанные боковые стенки (так называемое «статическое давление» — показано горизонтальными стрелками нарастающей длины на рис. 1б). В результате возникает градиент моментов сил давления на объект: в данном случае будет создаваться результирующий вращательный момент сил по часовой стрелке (на рис. 1 — пунктирная дуговая стрелка с символом вращения ω).

Как известно, при таком повороте оси симметрии объекта (вместе с самим объектом, конечно), кинетическая энергия объекта практически не изменяется, так как такой поворот объекта происходит достаточно плавно и имеет устойчивую «мёртвую точку»: когда направление оси объекта и направление кинетронного потока совпадает, то силы, вызывающие указанный («флюгерный») момент вращения, становятся равными нулю, то есть объект стабилизируется в этом положении, аналогично флюгеру.

Из рис. 1 следует, что эффективность такого вращательного воздействия кинетронного потока на объект в первом приближении равна величине cos(α), где α — угол между осью объекта и направлением кинетронного потока: такое флюгерное воздействие очень эффективно при малом угле α и, наоборот, малоэффективно при α, близком к 90°. Кстати, похожий вывод сделали и конструкторы авиационной техники, оптимизируя угол атаки крыльев самолётов и винтов вертолётов при расчёте подъёмной силы, обусловленной воздействием скоростного потока воздуха.

Поскольку, как было сказано выше, энергия объекта при рассмотренном процессе не меняется, то и затраты мощности на создание подобного управляющего кинетронного потока также можно сделать достаточно малыми. Подобным эффектом широко пользуются в электротехнике: генерация переменного магнитного поля также не требует расхода мощности, а мощность расходуется на сопутствующие «паразитные» процессы (нагревание обмоток, потери на гистерезис сердечника электрических катушек и т.д.).

Мощность, затрачиваемую на такие паразитные процессы, можно значительно уменьшить, выбрав оптимальные конструкторские решения (толщину провода обмотки, тип сердечника, форму катушки индуктивности, частоту импульсов электрического тока и т.д.).

Аналогичным образом работают бестопливные и полностью автономные КСТ-энергогенераторы, в которых затраты мощности на периодический (с высокой частотой) поворот спинов (и, как следствие, собственных магнитных моментов) электронов во много раз меньше мощности, генерируемой при этом энергии потребительского формата (например, согласно эффекту и закону Фарадея-Ленца), за счёт пространственной коммутации магнитных потоков, возникающих в результате подобного управления спинами электронов. При этом энергия для генерации мощности потребительского формата поступает из МКС, и лишь её малая часть используется для «самозапитки» таких энергогенераторов для поддержки рабочего режима [1–6].

Принципы преобразования энергии в кинетронной суперэнергетике. 4/2017. Фото 3

На рис. 2. показана схема формирования динамической асимметрии сил сопротивления в некоторой материальной броуновской среде (например, в МКС). Рассмотрим объект типа «классического зонтика» в броуновской среде (вода, воздух, МКС и т.п.). Как известно, силы сопротивления в броуновской среде («парашютный эффект») пропорциональны квадрату скорости объекта. Если такой «зонтик» достаточно быстро периодически открывать и закрывать, то возникнет соответствующая разность направленных в противоположные стороны сил «раскрытия» и «закрытия» такого зонтика, соответственно. При этом чем больше разница скоростей «раскрытия» и «закрытия», тем больше импульс тяги такой объект получит от броуновской среды. На рис. 2 это условно показано разной толщиной стрелок векторов соответствующих скоростей. Например, если скорость «закрытия» в десять раз больше скорости «раскрытия», то сила «закрытия» (тяга вверх) будет в сто раз превышать силу «раскрытия» (тяга вниз), и этот объект будет двигаться вверх, получая кинематический импульс (тягу) от такой броуновской среды. Причём затраты энергии на «раскрытие» и «закрытие» будут существенно меньше кинетической энергии тяги, то есть энергии, поглощённой из указанной среды за счёт возникшего импульса тяги.

Аналогичный механизм применяется многими видами живых организмов [1]. Подобный принцип лежит в основе работы большинства известных типов КСТ-движителей и двигателей, в том числе авиакосмических, в которых импульс управляемой тяги движитель транспортного средства получает от внешней броуновской среды (воздуха, воды, МКС и т.п.).

Принципы преобразования энергии в кинетронной суперэнергетике. 4/2017. Фото 4

Похожий эффект возникает и при использовании «кинетронного паруса» (КП) (рис. 3). Если объект имеет плоскую форму (например, форму диска), и при этом одна плоская сторона упруго отражает кинетронные потоки давления МКС, а другая плоская сторона объекта взаимодействует с кинетронными потоками давления МКС не упруго (рис. 3а), то возникает градиент кинематического импульса, который МКС передаёт такому «кинетронному парусу». Импульс давления МКС (фактически — двойной импульс), который «парус» приобретает на «стороне упругого взаимодействия», в два раза превышает импульс справа, то есть импульс давления МКС на «стороне неупругого взаимодействия». Откуда следует, что «кинетронный парус» практически получает полный результирующий импульс давления от МКС.

Очевидно, что на практике результат с очень высоким КПД кинематического преобразования достичь достаточно сложно, поскольку дело осложняют кинетроны, «прилипающие» (как снежный ком) к «неупругой» стороне такого паруса. Поэтому «неупругая» сторона кинетронного движителя-паруса обычно делается в форме конусоида — для эффективной очистки этой стороны движителя от налипающих кинетронов МКС (рис. 3б). При этом на такой процесс очистки тратится определённая (но достаточно малая) мощность бортового источника энергии, а вдоль конусоидной поверхности образуется кинетронный поток обтекания из кинетронов давления МКС и кинетронов, выстреливаемых специальными микропушками, вмонтированными в конусоидную поверхность КП — для очистки этой поверхности от не упруго ударяющих кинетронов МКС.

К счастью, затраты мощности на подобную очистку (как ледокол расчищает путь обычным кораблям) относительно невелики, затрачивается достаточно малая доля мощности (обычно не более 10 %), по сравнению с кинематической мощностью, получаемой таким «парусом» за счёт импульса тяги от МКС.

Если кинетронный «парус» искусственно «заякорить» (то есть лишить его способности двигаться в пространстве относительно локального объёма МКС), то такой «заякоренный парус» легко превратить в генератор электрической или тепловой энергии: получаемая от МКС энергия кинетронных потоков будет расходоваться уже не на кинематический разгон такого устройства, а на преобразование поглощённой кинетронной энергии в электрическую (или тепловую) мощность, то есть на разгон электронов в электрическом коллекторном контуре этого кинетронного генератора или на нагревание теплоносителя.

Одним из авторов этих строк было показано (теоретически и экспериментально), что существует достаточно широкий класс значений параметров обычных электротехнических систем (трансформаторы, электромоторы и т.д.), в которых значительно снижается эффективность работы подобных систем. При этом значительная доля потребляемой от технического источника энергии мощность преобразуется в мощность излучаемых в пространство паразитных кинетронных потоков или волн. В то же время существует другой класс значений параметров подобных систем, в котором происходит обратный процесс: за счёт мощности технических источников энергии подобные системы начинают резко увеличивать коэффициент поглощения кинетронных потоков (волн) из МКС, при этом возможны режимы работы, при которых значительная часть поглощённой кинетронной мощности преобразуется в мощность потребительского формата (электрическую, тепловую, механическую и т.д.), часто существенно превосходящую мощность, потребляемую такими системами от указанного источника.

В связи с этим появляется реальная возможность объединения, например, кинетронно-электрических преобразователей (конверторов) с электрокинетронными преобразователями в одном конструктиве, что позволяет создавать различные эффективные бестопливные КСТ-системы: киназеры для технологических целей (супертехнологии «всё из всего»), бестопливные приводы и транспортные системы любого типа на их основе, кинетронные системы передачи и обработки информации, обладающие принципиально новыми потребительскими свойствами, биомедицинские системы (дистанционная и неинвазивная диагностика и лечение широкого круга заболеваний) и т.д.