Plumbing. Heating. Conditioning. Energy Efficiency.

Новый унитаз с отличными качествами смыва

(1) (4388)
Опубликовано в журнале СОК №3 | 2015
Rubric:
Sanitary appliances , Sanitary Engneering, Plumbing
Автор:
Тэги:

Основным недостатком, которым страдают современные унитазы, является тот факт, что в них попросту отсутствует технология мойки загрязнённой поверхности чаши. Расписавшись в своей полной беспомощности вымыть загрязнённую поверхность чаши, европейские разработчики предложили конструкцию, весьма похожую на русское деревенское «очко» — воронкообразный унитаз. «Калека, идущий правильным путём, всегда обгонит всадника, скачущего неправильной дорогой». Фрэнсис БЭКОН, английский философ XVI-го века

Начну с благодарности в адрес частого автора журнала — уважаемого Ю. И. Чупракова, к.т.н. Он являет собой весьма редкий случай, когда учёный советской формации уделяет внимание состоянию разработок бытового устройства — унитаза. Раньше бытовую технику называли презрительным словом «ширпотреб», и потому хорошие инженеры и учёные в этой отрасли себя не проявляли. Статья Ю.И. Чупракова «От чего зависит качество смыва квартирных унитазов» делает автору честь, и её можно принять как хорошую постановку задачи по совершенствованию нужного каждому из нас бытового прибора.

В настоящее время на рынке сантехники превалируют, в основном, унитазы сливного типа. Этот тип унитаза был запатентован англичанином Томасом Крэпером более 150 лет назад, но нельзя не согласиться с Ю. И. Чупраковым в том, что «большинство даже современных унитазов массового производства далеки до полного совершенства».

Основным недостатком, которым страдают современные унитазы, является тот факт, что в них попросту отсутствует технология мойки загрязнённой поверхности чаши. Ярким примером, подтверждающим это заключение, является так называемый «воронкообразный унитаз». Расписавшись в своей полной беспомощности вымыть загрязнённую поверхность чаши, европейские разработчики предложили конструкцию, весьма похожую на русское деревенское «очко» — тот самый воронкообразный унитаз. Однако в русском «очке» расстояние от поверхности, принимающей отходы, таково, что брызги, вызываемые при их падении, никогда не достигают голых частей тела пользователя. А чего стоит объём воды в сифоне, задача которого — исключать проникновение запахов из канализации в помещение туалета? Он намного больше, чем это нужно для решения основной для сифона задачи. Делается это для того, чтобы обеспечить надёжность сифонного эффекта при вытяжке загрязнённой воды вместе с отходами в канализацию. Энергии смывающей струи не хватает для проталкивания отходов через сифон. Вот и приходится использовать сифонный эффект для дополнительного «вытягивания» отходов. Однако, естественно, это приводит к дополнительному расходу воды. Если же отходы касаются поверхности чаши, то часто и второй смыв не помогает. На этот случай компании-производители предлагают пользователю запастись баночкой со щёточкой, которую по-русски называют «ёршиком».

Кстати, и расход воды при нажатии «малой» кнопки почему-то получается равным четыре литра, а не как объявлено — три. То же и с «большой» кнопкой — восемь литров вместо шести.

Новый унитаз с отличными качествами смыва . 3/2015. Фото 1

Энергии смывающей струи не хватает для проталкивания отходов через сифон. Вот и приходится использовать сифонный эффект для дополнительного «вытягивания» отходов. Если отходы касаются поверхности чаши, то часто не помогает даже несколько смывов. На этот случай пользователю предлагается запастись баночкой со щёточкой, которая по-русски называется «ёршик»

Солидные сантехнические фирмы с миллиардными годовыми оборотами, признав своё бессилие создать более эффективное устройство, предприняли отвлекающий маневр в виде замуровывания маленьких сундуков с крышками (наследие XIX-го века), называемых бачками, в стены туалета. Да не просто замуровывают, а замуровывают повыше. Угодливые СМИ для оправдания очевидной практической глупости немедленно возвели это в моду, использовав неуместное слово «инсталляция». Дальше — больше. Унитазы стали делать элементами ограждающих конструкций здания, намертво прикрепляя их к стене. СМИ и тут нашли для подмены понятий неуместное словечко — «подвесной».

В общем, подводя итоги, можно сказать, что и одиозная для XXI-го века процедура с применением «ёршика», и большой расход воды в туалете даже при удачном исходе дают большую пищу для критики. Нам повезло, что, судя по публикациям, нынче юмористов и сатириков извели на корню.

Как представляется, первое, что должно интересовать инженера или изобретателя при решении поставленной технической задачи — это величина достигаемого экономического эффекта. Деньги, как и страсть, могут побудить гения сделать что-то гениальное, а посредственностям в этом случае не помогают никакие деньги.

Рассмотрим на примере Санкт-Петербурга. По разным источникам, объём воды при пользовании унитазом составляет от 20 до 30 % от всей расходуемой воды или в среднем 25 %. Автор лично в течение продолжительного времени и среди довольно широкой аудитории собирал информацию о том, сколько в среднем житель Петербурга расходует воды за месяц. Результат — около 7 м3, что обходится ему в 294,42 рубля (в ценах 2014-го года). Отсюда расход воды в туалете составляет около 75 рублей в месяц или 900 рублей в год. Иначе говоря, если снизить расход воды в туалете вдвое, то петербуржцы сэкономят около 2,25 млрд рублей. Из-за частых случаев вандализма в общественных туалетах, проявляющихся в разрушении запорной арматуры, протечки там, даже по вдвое заниженным данным Центра измерения расхода воды ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга», составляют около 120 млн м3 воды. В ценовом выражении получаем около 5 млрд рублей! Об этом мало кто знает, поскольку потери и протечки оплачиваются из российских регионального и федерального бюджетов.

Таким образом, если бы инженеры сделали конструкцию унитаза, потребляющую вдвое меньшее, чем сегодня, количество воды, да ещё защищённую от вандалов, то петербуржцы сэкономили бы 2,25 млрд рублей, а бюджеты разных уровней — около 5 млрд рублей. А по всей стране?

В 1997-м году в силу обстоятельств, будучи одно время главным инженером общежитий Политеха, автору пришлось взглянуть на унитаз не глазами обычного пользователя, а с инженерной точки зрения. Результат анализа оказался просто шокирующим. Унитаз можно отнести к устройствам, в которых один вид энергии превращается в другой: потенциальная энергия воды, которой она обладает в стояке, превращается в кинетическую энергию смывающей струи. У такого типа устройств есть параметр, называемый коэффициентом полезного действия (КПД). Этот самый КПД у унитаза сливного типа не превышает 1 % (!). Где уж там паровозу! Поясню — давление, под которым вода находится в стояке, в среднем составляет 0,3 МПа, что соответствует высоте столба воды в 30 м, а когда воду из стояка наливают в смывной бачок, то там высота столба воды только 30 см. И именно эта энергия превращается в кинетическую энергию вялотекущих смывающих струй. Замуровывая бачок в стену, да повыше, конструкторы пытаются хоть слегка компенсировать фантастическую расточительность при расходовании энергии воды в стояке. Однако помогает это мало. Слава Богу, за 150 лет не нашёлся ни один грамотный сатирик или юморист — вот уж потешился бы он.

Новый унитаз с отличными качествами смыва . 3/2015. Фото 2

Унитаз сливного типа можно отнести к устройствам, в которых один вид энергии превращается в другой: потенциальная энергия воды, которой она обладает в стояке, превращается в кинетическую энергию смывающей струи. И КПД данного устройства не превышает 1 %

Уверен, что такое понимание КПД унитаза не только у автора, а у многих. В то же время тот факт, что ничего принципиально нового (в смысле использования энергии воды) в конструкции унитазов за полтора столетия не появилось, свидетельствует о том, что известными методами такая задача не решается даже большими коллективами специалистов всемирно известных фирм. Здесь нужно решение эвристического плана на уровне подсознания. Это побудило автора — инженера-электрика по образованию и изобретателя по призванию — заняться её решением, поскольку ему это нужно было и для выполнения служебных обязанностей.

На одной чаше весов с надписью «против» лежала громадность не разрешённой за такой длительный срок проблемы, безумный риск, отсутствие средств (денег, оборудования, материалов, помещений, рабочей силы) для её решения, на другой (с надписью «за») лежал весьма весомый экономический эффект, огромный рынок, непоколебимая уверенность — результат неоднократных побед на поприще изобретательства, поддержка родных и самое главное — страсть.

Наивно было предполагать, что из огромных финансовых средств, выделяемых, как описывают наши СМИ, на инновации из бюджетов разных уровней, хотя бы рубль дойдёт до изобретателя — главного действующего лица инновационного процесса. Наивно было рассчитывать на кредиты российских банков, учитывая грабительский уровень их «процентов». С трудом верилось, что удастся найти инвесторов, которые бы вложили деньги в безумно рискованное дело. Даже в США из 17 запатентованных идей по статистике лишь одна доходит до рынка, а в Германии — примерно 6 %. В России, по оценке автора, реализуется примерно одна из сотни.

Однако страсть сильнее убеждений разума, сильнее самого сильного рефлекса всего живого — инстинкта самосохранения. Она же (страсть), помноженная на незаурядные способности, рождает что-то такое, что имеет черты более высокие, чем талант, что позволяет опровергать, казалось бы, неопровержимую логику и добиваться победы при наличии бесчисленных «вопреки».

Новый унитаз с отличными качествами смыва . 3/2015. Фото 3

Постараюсь быть краток. Перечислю результаты, достигнутые за счёт решения поставленной задачи.

1. Удалось реализовать главную идею: осуществления всех функций унитаза — транспортировка отходов в канализацию, открытие и закрытие клапана, генерация моющей среды и моющего средства — всё это за счёт энергии воды, которой она обладает в стояке.

2. Разработана технология мойки загрязнённой поверхности чаши, причём без применения поверхностно-активных моющих средств.

3. Реализована принципиально новая компоновка унитаза, включающая особую конструкцию собственно чаши унитаза, специально разработанный клапан, у которого нет извечной беды унитазов — протечки воды, импульсный воздушно-поршневой насос (он же — сосуд накопитель воды и воздуха) и другие элементы.

Всего этого удалось достигнуть за счёт того, что наше устройство InnoSan (инновационная сантехника) работает при повышенном давлении, близком к давлению в стояке.

В работе унитаза есть три основных момента: приём чашей унитаза отходов человеческой жизнедеятельности; транспортировка отходов в канализацию; мойка чаши до первородной чистоты.

Начнём с конца. Дело в том, что обычно вопрос мойки чаши попросту замалчивается или подменяется словом «смывание», в то время как на повторный смыв, а также на дополнительный смыв после зачистки ёршиком может затрачиваться воды гораздо больше, чем на первичный смыв. При демонстрации работы унитазов вместо процесса мойки загрязнённой поверхности показывают процесс транспортировки в канализацию различного мусора в виде обрывков бумаги, кусочков губки, орехов, морковки и т.д. за счёт сифонного эффекта. В то же время следует отметить, что мойка поверхности чаши унитаза после пользования им — один из наиболее сложных процессов мойки вообще. Это объясняется и диапазоном консистенции загрязняющего вещества — от жидкого до близкого к твёрдому, и сильной адгезией отходов даже к глазурованной поверхности, и кратковременностью процесса мойки, и бесполезностью химических моющих средств из-за недостатка времени. Учитывая сложность процесса мойки поверхности чаши унитаза, уделим ему наибольшее внимание. Не будем тратить время на критику нынешней ситуации с мойкой (раньше говорили «лежачего не бьют»), а расскажем, что и какими средствами сделано:

1. За счёт энергии, которой вода обладает в стояке, в несколько раз увеличена скорость моющей струи, то есть энергия данной струи.

2. Большая экономия воды достигается, когда моющая струя неоднократно омывает загрязнённую поверхность, то есть имеет вихревой характер. В прежней технологии смыва траектория моющей струи находилась в вертикальной плоскости. Придать ей замкнутый вихревой характер невозможно, так как чаша унитаза сверху открыта. В новой технологии впервые удалось расположить траекторию моющей струи в горизонтальной плоскости, заставляя её сделать несколько оборотов перед тем, как уйти в приёмное отверстие.

3. В новой технологии смыва вместо обычной воды использована двухфазная среда — воздушно-водяная смесь, обладающая значительно большей моющей способностью за счёт активности междуфазных поверхностей.

4. Впервые в технологии мойки поверхности чаши унитаза использовано естественное (без всякой химии) моющее средство в виде кавитационных пузырьков насыщенного пара. Мойка происходит за счёт выделяемой ими механической энергии при соприкосновении с поверхностью чаши.

Новый унитаз с отличными качествами смыва . 3/2015. Фото 4

С самого начала всё задумывалось с русским размахом: так, чтобы без всяких подмен. Мойка — так по высшему разряду, а не какое-то «смывание», унитаз — так новой конструкции, компоновка — так удобная в эксплуатации, дизайн — так такой, чтобы и варвару не пришло в голову что-то замуровывать в стену, импульсный насос — такой, чтобы проще не придумать. Однако верхом совершенства, сердцем всего устройства, конечно, является многофункциональный клапан, заменивший приспособление, называемое «арматурой». Не имея необходимых для клапана седла и золотника, а также прижимного усилия, устройство выполняет функцию клапана и в любой момент может подвести.

Начало работ по устройству InnoSan датируется 1997-м годом. В июле 2000-го года был получен первый патент — на Полезную модель РФ №13050. В двух корпусах общежития Политеха на разных этажах были установлены семь экспериментальных унитазов, работающих при повышенном давлении, которые находились в пользовании студентов. В реальных условиях определялся оптимальный размер сосуда — накопителя воды и воздуха, конфигурация оболочки сосуда, способы подключения патрубков напуска и подачи воды в унитаз, взаимодействие порций воды, подаваемой на смыв с остаточным воздухом (так называемой «воздушной подушкой»), особенности смывающего потока в зависимости от давления и других факторов.

Практически все специалисты — как опытные сантехники, так и профессионалы-гидравлики, с которыми автор обсуждал новую идею, сходились во мнении, что устройство работать не будет. Автору представлялось, что это происходило по двум причинам: первая из них — следствие стереотипа («ну, такого же нигде нет!»), вторая — совершенно правильная интуитивная оценка, состоящая в том, что если такая конструкция нигде не применяется, то, значит, в ней есть какой-то принципиальный дефект. Однако ставка была столь высока (возможная экономия по стране — около 100 млрд рублей, причём ежегодно!), что автор рискнул — который раз в жизни, и снова не проиграл. Он верил, что ему удастся определить и нейтрализовать этот дефект.

Каждый день автор появлялся в общежитии на полтора часа раньше и обследовал работу установленных устройств. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы произошёл отказ, так как они были в реальном пользовании студентами. Тут хотелось бы высказать признательность заведующему кафедрой «Экономика и менеджмент недвижимости» профессору Е.С. Озерову, в ведении которого находилась УК (управляющая компания), в которой автор и работал, за большую моральную поддержку.

Не имея никаких инструментальных средств для измерения параметров изучаемых объектов, как по финансовым, так и по организационным причинам, полагаясь только на изощрённую наблюдательность (а иначе — какой же изобретатель) и природную память, удалось собрать бесценный материал.

Самым чудесным было то, что оказалось возможным определить срок жизни кавитационных пузырьков, которые, как и предполагалось, должны возникать при повышенных скоростях смывающего потока. Удалось обнаружить и качественно оценить принципиальный дефект конструкции, о котором многие догадывались, но не могли сформулировать. Как с ним бороться, автор ещё не знал, но, самое главное, стало понятно, что его значение сильно преувеличено, что существует неясный автору сдерживающий фактор, и что конструкция жизнеспособна. Студенты были довольны!

Однако было понятно, что как бы ни был эффективен эксперимент, впереди ждёт долгая и трудная работа по превращению неказистых экспериментальных образцов в продукт массового спроса, пригодный для поставки на рынок. Наверное, не имеет смысла даже вкратце перечислять и описывать все узлы и конструкции, разработанные в процессе реализации проекта. Замечу только, что первый образец поступил на рынок в начале 2011-го года.

Новый унитаз с отличными качествами смыва . 3/2015. Фото 5

Оказалось возможным определить срок жизни кавитационных пузырьков, которые, как и предполагалось, должны возникать при повышенных скоростях смывающего потока. Также удалось обнаружить и качественно оценить один специфичный принципиальный дефект конструкции

Описание устройства, полученного в результате реализации проекта, начнём с компоновки (рис. 1). Здесь имеется корпус воздушно-поршневого насоса 1, в нижней части которого расположена вода, а в верхней — воздух, сжатый до давления не более 0,25 МПа, что обеспечивается клапаном давления 8. На входе в корпус 1 насоса установлен обратный клапан 7, исключающий попадание воды из насоса в водопроводную сеть. Вода в насос из стояка подаётся через вентиль 11. В крышке 5 унитаза 6 расположен сенсор 4 и микропроцессор, управляющий клапаном 9, подающим воду в унитаз. Таким образом, в корпусе насоса, который одновременно является накопителем воды и воздуха, нет никаких деталей и узлов. Отсутствует внутри него и клапан напуска, функцию которого выполняет клапан давления. Благодаря сенсорному устройству, конструкция получила функцию hands-free, то есть рабочий спуск воды можно осуществлять не прикасаясь ни к чему руками. Это очень полезно с точки зрения гигиены в местах общественного пользования.

Для реализации столь удобной компоновки, когда клапан, подающий воду из сосуда-накопителя, вынесен за пределы сосуда, пришлось решать непростую гидродинамическую задачу. Дело в том, что в обычном унитазе-компакте бачок расположен сверху унитаза на полочке в виде прилива, и, к тому же, выпускное отверстие в дне бачка отодвинуто от задней стенки бачка. В нашем случае клапан находится между сосудом и унитазом. Чтобы не увеличивать общую длину унитаза, что могло бы вызвать претензии по поводу роста габаритов, нам пришлось делать оболочку сосуда-накопителя с наименьшей протяжённостью в направлении длины устройства в целом. Реализована она в виде трёхосного сфероида, в частности, эллипсоида вращения. Но, даже и в этом случае расстояние между передней стенкой сосуда-накопителя и входным отверстием в унитаз оставалось весьма малым. С учётом того, что для улучшения качества мойки предполагалось использовать новую технологию смыва, нам пришлось создать необычную конструкцию клапана, в которой для минимизации длины осуществлено «опрокидывание» потока воды наподобие «мёртвой петли» в авиации. Однако и при этом вписать между унитазом и сосудом-накопителем габарит клапана больше одного дюйма не получалось.

Для подачи воды из сосуда в унитаз со скоростью около 2 л/с, необходимой для проталкивания отходов в канализацию через сифон, в дне обычного бачка делается отверстие диаметром 55 мм.

Чтобы обеспечить ту же скорость подачи через аналогичной формы отверстие, но дюймового диаметра, скорость излива из сосуда-накопителя должна возрасти почти в 4,7 раза. Прирост давления в сосуде-накопителе с 0,003 до 0,15 МПа дал нам рост скорости излива в 7,07 раза. То есть для сохранения необходимой скорости подачи воды в унитаз в 2 л/с при увеличении длины (по сравнению с отверстием) и усложнении конфигурации подающего канала нельзя было допустить уменьшение скорости более чем в 1,5 раза. Представлялось, что запас весьма солиден, учитывая краткость пути. Не имея ни времени, ни средств, чтобы заказать подходящий клапан, мы выбрали доступное в продаже устройство, хотя бы отдалённо напоминающее желаемую конфигурацию.

Проделав модернизацию в рамках наших скромных возможностей, провели первое испытание. Наше опасение, что дюймового габарита может не хватить, полностью оправдалось: клапан нормально работал только при давлении около 0,6 МПа. Обычно запирающая и прочая регулирующая арматура рассчитывается на работу при скоростях потока воды 1,5-2,0 м/с, при которых влияние зон турбулентности пренебрежимо мало. При наших скоростях это оказалось недопустимо.

Пришлось проделать значительную работу по изменению конфигурации пропускного канала клапана. Для каждого участка, где вероятность возникновения турбулентности была высока, методом натурных испытаний тщательно подбиралась такая конфигурация, при которой падение скорости было минимальным. Изменив всю внутреннюю начинку, нам удалось остаться в рамках приемлемого для нас корпуса и добиться нормальной работы при желаемом давлении 0,15 МПа.

Созданный диафрагмовый клапан непрямого действия с опрокидывающимся потоком типа «мёртвой петли» представлен на рис. 2. Поскольку он фактически является «сердцем» всего устройства, то опишем его работу более подробно.

Новый унитаз с отличными качествами смыва . 3/2015. Фото 6

Клапан находится в закрытом положении. Сверху на клапане закреплён бистабильный соленоид 1. Подпружиненный сердечник 2 заканчивается резиновым башмачком 3, перекрывающим выход воды из пространства 4 над резиновой диафрагмой 5 с игольчатым отверстием 6 в выпускной канал 7, соединённый с левым патрубком 8 корпуса клапана, который фиксируется во входном отверстии унитаза (не показан). Правый патрубок клапана 9 с резьбой подсоединяется к воздушно-поршневому насосу. Вода из насоса через игольчатое отверстие в диафрагме попадает в «наддиафрагменное» пространство и прижимает золотник-диафрагму к верхнему краю вертикального цилиндра (седлу), разделяя пропускной канал клапана на впускную часть, наполненную водой, и выпускную, состоящую из двух цилиндрических участков — вертикального и горизонтального, составляющих единое целое.

На рис. 3 показан клапан в открытом положении. Для открытия клапана на бистабильный соленоид подаётся кратковременный импульс, втягивающий сердечник и освобождающий для воды путь из пространства над диафрагмой в выпускную часть клапана. Диафрагма поднимается, и вода, обозначенная стрелкой справа, поступает в клапан из насоса, разделяется рассекателем 10 на две части и уходит в пространство между вертикальным цилиндром выпускной части и корпусом клапана, поднимается вдоль стенок по наклонным желобам, проходит в кольцевой зазор 11 между седлом клапана и золотником и уходит в выпускную часть пропускного канала клапана. При прохождении кольцевого зазора между седлом и золотником скорость потока резко возрастает, в нём образуется область разрежения. В этой области зарождаются пузырьки насыщенного пара, способные производить кавитационный эффект.

Поскольку в кольцевой щели возникает разрежение, то через выпускной патрубок образуется поток встречного воздуха, который перемешивается с водой. Таким образом, клапан, кроме своей главной обязанности, выполняет роли кавитационного генератора, вакуумного насоса и, как следствие, воздуходувки. Встречное направление воды и воздуха вызывают завихрения в потоке, поступающем в унитаз. Там же, наблюдая за счётчиком воды, можно оценить и экономию воды — как минимум вдвое по сравнению с использующими в быту унитазами.

Переходя к заключению, отметим, что с начала разработки описываемого инновационного проекта идёт 17-й год. Устройство, а это уже шестой созданный за эти годы образец, поступило, как уже говорилось, на рынок в начале 2011-го года и стало продуктом. Таким образом, двое петербуржцев сделали то, что не могут сделать «киты» сантехники. Такие как, например, Gustavsberg или American Standard. Оговорка — даже не двое, а «полтора», поскольку автор половину времени исполнял роль инвестора, зарабатывая деньги на проект, и только вторую половину работал, собственно, по проекту. Единственный партнёр по проекту — Владимир Валентинович Шевелев — русский самородок, который умеет разобраться и делать в технике всё, в чём возникает необходимость. Своего рода человек-оркестр: и как инженер, и как высоквалифицированный рабочий. Он как бы исполнял роль КБ и опытного цеха, а автор играл роль инвестора и НИИ. Тяжесть нагрузки скрашивалась поддержкой родных и знакомых. Очень помогали старые связи: в институте, где автор работал раньше и был лучшим изобретателем, у него много друзей.

В настоящее время мы продаём наши изделия единичными экземплярами и малыми партиями. Хотя первый проданный в начале 2011-го года образец подтвердил все ожидания, нам приходится (нам навязывают) вести работу по организации массового производства. Замечу вскользь, хотя по этому поводу и не должно было возникнуть сомнение: как и положено у настоящих инженеров, авторская разработка превосходит по параметрам все аналогичные на рынке и, благодаря своей простоте при массовом производстве, будет иметь себестоимость на уровне самых дешёвых аналогов. Предварительный дизайн нового устройства, предназначенного для массовой реализации, представлен на рис. 4.

К 2014-му году расходы по проекту достигли $ 1,15 млн. Некоторые считают такие затраты на разработку смехотворными. Ну, а стоимость с учётом описанного риска каждый определяет по-своему.

Если инновационный проект можно было вести за счёт собственных средств, то организация массового производства — это уже совсем другие расходы. Может быть, наконец, наше государство, так ратующее за импортозамещение, обратит на нас внимание?

Слава Богу, земля русская не оскудела патриотами, и пока только на них и надежда. Так, уважаемый Н. А. Марков, к.т.н., генеральный директор ООО «Неопласт», любезно согласился сделать для нас по нашему заказу унитаз из композита. Уважаемый Е. С. Макаров, генеральный директор ООО «Тайпит», не только субсидировал изготовление партии из 10 штук, но и организовал на своём производстве сравнительные испытания.

Сравнительные испытания проходят в двух туалетах одного из цехов ООО «Тайпит». К сожалению, не столь успешно, как мы ожидали — достигнутая экономия воды не 50 %, на что мы надеялись, а пока лишь 34 %. В нашем сенсорном устройстве InnoSan есть только один режим, соответствующий «большой» кнопке обычного унитаза. Естественно, что каждый раз, когда надо бы нажать на «малую» кнопку, оно расходует больше воды, чем нужно. Однако мы уверены, что, снабдив InnoSan вместо сенсора двумя кнопками, мы достигнем заявленной экономии воды в 50 %.

Новый унитаз с отличными качествами смыва . 3/2015. Фото 7

Авторская разработка превосходит по параметрам все аналогичные на рынке и, благодаря своей простоте при массовом производстве, будет иметь себестоимость на уровне самых дешёвых аналогов. Однако сама организация массового производства — это уже совсем «серьёзные» расходы

В 2007-м году мы становимся победителями такого солидного творческого соревнования, как «Конкурс русских инноваций». В 2009-м году наша фирма, единственная из Петербурга, получает персональное приглашение из Москвы на телеканал ТВЦ в программу «Фабрика мысли», где автору за участие в программе выплатили гонорар в размере 100 рублей (аж целых сто рублей!). Эта банкнота и по сей день хранится как драгоценная (во многих отношениях) реликвия. В 2013-м году на конференции «Энергетическая и экологическая безопасность — новый приоритет государственной политики» мы становимся победителями конкурса на лучшее энергосберегающее оборудование. В процессе реализации проекта мы приняли участие более чем в 30 различных выставках. В телерепортажах об этих мероприятиях почти всегда упоминалась наша экспозиция.

Однако из огромного количества представителей властных структур, с которыми мы имели дело, реальную поддержку оказала нам только бывший губернатор Петербурга — уважаемая В. И. Матвиенко, давшая поручение питерскому «Водоканалу» заключить договор с нашей фирмой на поставку им опытной партии устройств для проведения испытаний. К сожалению, «Водоканал» до конца поручение не выполнил.

Не с лучшей стороны проявило себя и наше научное сообщество. За свою долгую изобретательскую жизнь автор уже привык к его чрезвычайно болезненной реакции на достижения изобретателей. Обладатели высоких научных степеней никак не возьмут в толк, что то, чем богаты они — это знания, то есть устаревшие мысли, известные многим. Изобретатели потому и есть изобретатели, что они генерируют новые мысли, не известные никому, и заработать на них можно неизмеримо больше. В тех же США это хорошо понимают, и потому у них могучая экономика. Знания и новые идеи, зачастую сплошь и рядом парадоксальные, — это, как говорят в Одессе, «две большие разницы». История учит, что «сальери» всегда ненавидели «моцартов». Так и в нашем случае. На памяти автора множество заключений обладателей высоких званий и должностей (есть и документальные) о том, что наше изобретение никогда не будет работать. Но оно успешно работает. А автору только это и нужно. Ведь быть инженером в высшем понимании этого созидательного слова — это уже очень большая честь.

Читайте по теме:
Comments
  • 02-05-2015

    Михаил

    Очень предвзятая статья.
    Начиная вот с этих слов: 'Угодливые СМИ для оправдания очевидной практической глупости немедленно возвели это в моду, использовав неуместное слово «инсталляция». Дальше — больше. Унитазы стали делать элементами ограждающих конструкций здания, намертво прикрепляя их к стене. СМИ и тут нашли для подмены понятий неуместное словечко — «подвесной».'
    Возникает впечатление, что только этот унитаз и стоит покупать.

    'Ершик' в большинстве случаев используется только во время ген.уборки сан.узла, а не каждый день, т.к. чаша моется вполне себе хорошо.

    Статья о новой разработке должна показывать плюсы этой самой разработки ( в данном случае сомнительные), а не говорить о том что все что было до этого - никуда не годиться и автор открыл нам глаза на обман СМИ.

    Комментарий полезен?
    4 из 6 пользователей считают этот комментарий полезным
Add a comment

Your name *

Your e-mail *

Your message