Plumbing. Heating. Conditioning. Energy Efficiency.

Вода как двигатель прогресса

(0) (40)
06 June 2008
Девизом устроителей могло бы стать «Все чище, и чище, и чище!» Кстати, в залах были установлены несколько вращающихся здоровенных пропеллеров о двух лопастях, заставляя вспомнить «Авиамарш». Но это оказались лопасти мешалок для очистных сооружений. Чего только нет на выставке – причем развитие техники сильно меняет размеры многих вещей. Диаметры труб растут, — причем, неметаллических труб. Толстые стенки из керамики или стеклопластика все лучше держат давление, — и вот уже стеклопластиковая труба спокойно достигает человеческого роста в диаметре. А рядом – очень компактные, почти портативные установки по очистке сточной воды. И молодой человек в галстуке, улыбаясь, продемонстрирует вам грязную ржавую воду в объемной пластиковой канистре. Через минуту ту же воду, прошедшую керамический фильтр, уже прозрачнейшую, вы сможете отпить из хрустального стакана. А юноша специально пригласит вас еще раз убедиться, сколь бала грязна рыжая вода в канистре. «Гвоздем программы» является оборудование по бестраншейной замене труб. Образцы таких машин выставили как зарубежные, так и российские производители. Все знают, какая головная боль для городских властей, — перекрывать движение и рыть на улицах траншеи. Современная инженерия показала, что данный этап городского быта может уйти в историю. Теперь в существующий колодец – или в специально отрытый, но очень маленький котлованчик – ставится небольшая гидравлическая машинка. С помощью гидравлики она вонзает в старую трубу специальный инструмент, — и он движется по трубе, взламывая и разрушая ее изнутри. Осколки старой трубы так и остаются в грунте, а взамен тот же инструмент протягивает новую пластиковую трубу. Но возможна и протяжка трубы из ковкого чугуна. Вероятно, когда-нибудь эти осколки все равно придется выкапывать. Но это через 50, а то и 80 лет, которые прослужит новый водопровод. Кстати, возможен и В вариант прокладки новой пластиковой трубы внутри старой железной. Более 900 фирм из 30 стран мира энергично борются за выход на рынок водопроводного оборудования. А он достаточно велик. Как отметил на открытии выставки генеральный директор «Мосводоканала» Станислав Храменков, инвестиционная емкость российского рынка различных водопроводных систем можно оценить в 25 трлн. рублей или в $1 трлн. «Это не значит, что кто-то сейчас эти деньги возьмет и выделит, — уточнил Храменков в беседе с корреспондентом. – Эта сумма раскладывается на всю страну и на 10 лет, чтобы у нас не было проблем с водой». Деньги, по мысли Храменкова, должны поступить из четырех источников: федеральный бюджет, региональные бюджеты, тарифы самих «Водоканалов» и кредиты, в том числе зарубежные. «Причем, федеральный бюджет должен давать деньги не самодостаточным городам – Москве, Санкт-Петербургу, Нижнему Новгороду или Екатеринбургу, — а туда, где крах, и где сами из этого краха не выберутся», — подчеркнул он. Итак, «Мосводоканал» денег у федерального центра не просит, благородно уступая слабейшим. Столице есть чем похвастаться: скажем, на Юго-Западной водопроводной станции впервые в России введены мощные сооружения по очистке воды способом мембранной фильтрации. На Люберецких очистных сооружениях введен крупнейший в мире блок по глубокому удалению из сточных вод азота и фосфора, благодаря чему, выражаясь на водопроводном языке, «нагрузка на водные объекты по этим веществам снизилась в 2007 году на 14%, а по всем контролируемым веществам в целом – на 12%». Особенно это должно облегчить состояние Москвы-реки в ее нижнем течении, где вода оставляет желать лучшего. В Московском институте теплотехники созданы озонаторные установки большой мощности и развернуто их производство. Проведен конкурс на строительство озонаторного блока для Западной станции водоподготовки, который вступит в строй в 2009 году. Состоялся и тендер на строительство завода по производству гипохлорита натрия: этим препаратом лучше очищать воду, нежели чистым жидким хлором («гипо» — значит, с низким содержанием). Параллельно с этим, москвичей учат экономить: в 98% жилых домов уже установлены счетчики воды, благодаря чему средний горожанин стал расходовать «всего лишь» 270 литров воды в сутки. Раньше было гораздо больше. По словам главы «Мосводоканала», в свое время он лично написал мэру Лужкову, что менять по 1,5% городских водопроводных труб в год – это мало, и теперь данный показатель стремительно приближается к 2%. «Если в Санкт-Петербурге ультрафиолетом обрабатывают только питьевую воду, — продолжал Храменков, — то мы ставим ультрафиолет на сточные воды. Это понятно: Москва-река маломощная, и если в невскую воду попадает, одна условная доля веществ, то в московскую воду попадает, опять же условно говоря, пять долей». Как выяснилось, в северной столице ситуация хуже. Храменков напомнил, что лишь недавно петербургские власти объявили о победе над гепатитом, которым заражались порой те, кто пил воду из-под крана. В Москве же, по его словам, такой проблемы отродясь не было. Московскую воду даже кипятить не обязательно: только если уж вы хотите стопроцентно себя обезопасить. О подмосковной воде Станислав Храменков высказался еще резче: «От нас питаются водой 13 подмосковных городов, расположенных вдоль МКАД. Остальное Подмосковье берет воду из подземных источников. В этой воде содержится железо, кальций, фтор, сероводород, ее надо фильтровать». Возможно, не мешало бы выслушать и директора подмосковного «Водоканала», но на выставке он не встретился. Храменков же высказался в пользу известного в узких кругах проекта забора воды «из подрусловых вод Оки». Грандиозный водопровод призван, по мысли его разработчиков, напоить окской водой юг Москвы. А вместе с ним, и Серпухов, и Чехов, и Подольск. Правда, Ока мелеет, но Станислав Владимирович убежден, что воду у реки «отбирает местное строительство», а водопровод ей не помешает. Областные же власти, впрочем, уверяют, что разберутся со своей водой сами. Однако есть еще масса мелких провинциальных «водоканалов», которые уж точно сами ни с чем не разберутся — кроме пары дежурных бригад слесарей, у них просто ничего нет. «Но деньги надо не просто администрации давать! – предупредил Храменков. – Когда деньги просто дают региону, они тут же куда-то теряются. Сделай проект, утверди его в Госэкспертизе и выставь на конкурс. Вот, например, Евразийское партнерство дало деньги Ростову-на-Дону – но под конкретный проект». Но для того, чтобы все эти рыночные и самодеятельные проекты начали осуществляться, в стране сначала должен появиться федеральный руководящий орган, который бы ведал «водоканалами». «Сейчас ведь никто не управляет, — напомнил Храменков. – Хаос! Нужно создать при Минрегионе департамент по воде и канализации. Это позволило бы многие региональные программы обновить, они есть, но кто-то координировать должен». Источник: Леонид Смирнов
Comments
  • В этой теме еще нет комментариев
Add a comment

Your name *

Your E-mail *

Your message